Альманах Литературного творчества — пространство, где полет мысли не ограничивается стратосферой, а художественная действительность становится реальностью.
Здесь молодые авторы пишут о том, что волнует, что восхищает, что заставляет задуматься и посмотреть пристальнее.

В каждом рассказе — новая история, в каждом эссе — глубокая мысль, в каждом стихотворении — неподдельное чувство.
Эти тексты — о них и о вас.
Путеводитель по «Сириусу»
Краткие путевые заметки стажеров литературного института «НИИЧАВО им. А. и Б. Стругацких»
Новые публикации участников образовательной программы
«Литературное творчество»

Природа сделала так, что я не вижу в темноте, в отличие, например, от котов. Но коты с любой стороны ─ странная и восхитительная выдумка, только они давно к этому привыкли.

Внезапно его подхватывает мощный порыв ветра и проносит до середины моста. Еле стоя на ногах, он обхватывает руками мокрый выступ и заглядывает вниз.

Это момент летящих вниз качелей, растянутый во времени. Дыхание перехватило...

Литературное впечатление. Романы «Собор Парижской Богоматери» Виктора Гюго и «Чрево Парижа» Эмиля Золя

В среду, 7 февраля, на углу Литейного и Шпалерной инженер Хортик разделился надвое.

Человек всегда стремится запечатлеть миг — миг блаженства, миг своего счастья.

Бежать! Бежать! Покинуть Петербург!

Общий план. Старый, обветшалый дом, на стене табличка с надписью «Малая Бронная №46». Смена кадра.

Дальний план высокого серого панельного здания. Кадры быстро сменяются

Море снова бушевало.

Я смотрел на Париж с разных ракурсов...

Будва. Целый мир, скрытый от холода и дыма за горами. В такие места нужно приезжать, чтобы пожить новой жизнью.

«Девушка, девушка, купите газету», — доносилось откуда-то снизу.

Мы похожи на лампочки. Когда внутри разливается блаженство, оно сродни свету и освещает всё, что нас окружает.

А, может быть, в Питер, и всё образуется...

Я подумал недавно. Вдруг кому-то будет интересно прочесть мои старые записи — те, что я оставил так давно...

Сегодня меня выбросило на незнакомый берег.

— Пап, а можно мою любимую?

«Они всё ещё верят в слова»

Квинтэссенция симпатии, чувств двух людей, места, времени.

Дневниковые записи французских участников программы.


Write Close
Close
Нашли опечатку? Напишите нам!
Спасибо!