5111, или
Одно место рядом свободно
Ольга Евсеева
Кто ты?
Внешне она похожа на обычную девушку, только цвет кожи у нее был серебристо-белый. Она напоминала японок, которые напудривались до фарфорового эффекта: яркие зеленые глаза, тонкие губы, короткие волосы и как по линейке отчерченные скулы. Так несуразно на ней смотрелась школьная форма — этот фартук, темное платье не уравнивали её с другими, а выделяли. Она была пугающе красива. Кто-то над ней подшучивал, кто-то удивлялся ее способностям, ведь она отлично знала географию, астрономию, владела всеми языками — но в математике не могла разобраться. 5111 говорила учительнице, что это наука прошлого и в её мире математики нет.
Учительница поднимала брови до уровня пятиэтажного дома и восклицала:

«Как же? Математика — царица наук! Учи таблицу умножения, 5111!»

В такие моменты мне хотелось подойти к инопланетянке и утешить ее.
Шел дождь. Она снова была одна, жадно смотрела в окно на бегающих ребят и явно завидовала им. Я села рядом. Сначала она не заметила меня, потом обернулась и спросила:
— Мне пересесть?
— Нет, теперь мы будем сидеть вместе, если ты не против, — сказала я ей. Я положила свой учебник на её парту, отодвинула стул и села.
Мы просидели так всю перемену, не проронив ни слова.
«Математика. Тригонометрия. Непонимание», — наверное, такой девиз преследовал 5111.
Она терялась в формулах, знаках, не понимала почему минус на минус — плюс, почему корень из 49 — это 7. За этим непониманием скрывалась самое главное её желание — желание учиться. Сегодня учительница собирала нас на классный час, посвящённый именно ей, инопланетянке. Она прилетела к нам по обмену. На самом деле, действующие программы обмена распространяются только на инопланетян. Человеку же они не приносят никакой пользы. Мы не можем приспособиться к их раскалённой земле. Первые ученики, которые отправились покорять школы инопланетян, вернулись в ужасном состоянии — ссохлись, как кленовый лист осенью. Смотреть было больно, но сейчас они идут на поправку и готовы остаться на второй год, чтобы ехать ещё раз. Ученики рассказывали, что у них похожие уроки, только математики нет, языков намного больше. Говорят, их там даже учили читать мысли, но пока такого за Иной я не наблюдала. Мы называли её Иной между собой, ведь сложно вечно обращаться по номеру.
Мы
Мы решили встретиться в школьной библиотеке. Я пришла на час раньше. Я нервничала: не каждый раз приходиться встречаться с инопланетным существом и объяснять ему земную математику. Она пришла, с книгой в руках, тетрадкой и ручкой, как полагается прилежной ученице. Мы решали простые примеры, начиная с таблицы умножения и сложения. Когда Иная изучила 3 кита математики — деление, умножение, сложение/вычитание, — мы перешли к тригонометрии. Логика Иной была противоположна моей: я решала по формулам, а она выводила свои. Я всегда округляла до целых, а она оставляла до тысячных. Мы были такие разные, но, когда я находилась с ней, я чувствовала себя частью безграничной вселенной, как будто рукой я могу коснуться её... и я могла.
Я в роли учителя. Она в роли прилежной ученицы. Мы сохраняли тандем, пока Иная не получила пятёрку за контрольную. Честно говоря, она справлялась уже лучше меня. Это тот неловкий момент, когда ученик превзошел учителя. Наверное, первый раз я была рада тому, что у меня 4. После месяца её пребывания на Земле она изменилась, стала более открытой, начала доверять людям, не боялась знакомиться. Мы гуляли с ней пару раз, когда она могла (Иная часто летала домой). Когда мы разговаривали, я вспоминала фразу: «Самый верный путь к сердцу человека — это беседа с ним о том, что он ценит превыше всего». Да, она не человек, но могла бы им стать. Она ценила в людях доброту, преданность, открытость. Она бы стала хорошим человеком — но была кем-то другим. За эти несколько дней мы с ней сблизились. Между нами уже не было барьера..
Конец?
Когда пришел конец её путешествию, половина всей школы пришла провожать её, другая просто боялась подойти.

«Иногда мы боимся подойти к кому-либо, не зная, какой он, из чего состоит. Мы задаем себе тысячу ненужных вопросов, а нужно просто действовать. Не задумываясь. Если бы я не набралась смелости и не села с ней рядом, мы бы никогда не были знакомы…» — думала я, обнимая её. Я пыталась сдержать слезы, но у меня не получалось. Она тоже заплакала, я чувствовала, как её кристаллические слезы прожигали мне кофту. Пошел дождь, он лил все сильнее, и мы стояли вдвоем, абсолютно мокрые, не замечая никого… Только мы. Только вдвоем.

Через несколько дней мама сказала, что мы переезжаем: папе предложили новую работу, и теперь мы едем в другой город. С одной стороны, это и к лучшему. Новые воспоминания, новые люди… Новая я.

Нет.

Прошло два года.


Я приехала в «Сириус». Моей мечтой было попасть сюда, и теперь мечта исполнилась. Я стажер «Литературного творчества».

В этот день у нас было знакомство с представителями всех направлений: художниками, музыкантами, спортсменами, математиками. Все это проходило на улице: погода была теплой.

Я сидела рядом со школьниками-математиками. Одно место рядом со мной было свободным. Кто-то опаздывал, кто-то очень важный — это я поняла по обрывкам разговоров.
«Извините, извините, можно пройти?» —доносился голос знакомый до замирания сердца. Я подняла глаза и увидела 5111. Bсе ждали её.
Иная доказала теорему Ферма.

Инопланетянка доказала теорему Ферма!

Миф о недоказанной теореме развенчан!

Точно, подобными заголовками пестрели все СМИ. Иная не остановилась на школьных уроках. Она изучала математику на своей планете с упорством, трудолюбием и огромным желанием. Она приехала на Землю со своими наработками, чтобы доказать недоказуемое.
Мы смотрели друг на друга. Как в день нашего расставания. Капля, еще одна… Пошел дождь. Я заметила за ней удивительное свойство: когда она плачет, с ней плачет природа. День, когда я села с ней рядом, — дождь. Когда мы прощались — дождь. И сейчас дождь…

Дневник Евсеевой Ольги, 3095 год.


Верстка: Юлия Силова, Екатерина Тишина