Ксения ПРОКАЗОВА
Дело шести ночей
(«Но не во сне ли это всё?»)
Roman Lashkin
https://ru.wikisource.org/wiki/%D0%93%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B4_%D1%81%D0%BF%D0%B8%D1%82,_%D0%BE%D0%BA%D1%83%D1%82%D0%B0%D0%BD_%D0%BC%D0%B3%D0%BB%D0%BE%D1%8E_(%D0%91%D0%BB%D0%BE%D0%BA)" data-tooltip-id="132210026" data-tooltip-position="">
«Город спит, окутан мглою»
Я подумал недавно. Вдруг кому-то будет интересно прочесть мои старые записи — те, что я оставил так давно. Не знаю, есть ли в них ценность. Пусть они просто будут чем-то прошлым. С прошлого места, из прошлых дней, из прошлой жизни. Так непривычно вновь видеть эти истерзанные листы. И строчки по-прежнему разбросаны кривыми канатами.

Ладно, можете считать мои записи обыкновенной забавой. Может, так оно и есть. Но для меня они важны. Когда приходило время задёрнутых штор, зажжённых фонарей, полночного танца часовых стрелок и такого привычного, иногда противного и назойливого чувства сонливости, я садился за стол. Садился и писал.

Jonathan Blocker
4 ноября
Несколько дней назад пришлось мне вести странное и любопытное дело. Обычно я ничего не записываю, но сейчас хочется оставить эту историю на бумаге. А вдруг забуду?
А. Н. Бенуа, 1905
ДЕЛО №1

Совершено преступление в отношении гражданина, названного Евгением. Обвиняемая – Ночь «Медного Всадника», 1833 года рождения. Ознакомившись с последними обстоятельствами и использовав их (выход Невы из берегов и сумасшествие Евгения), она жестоко подшутила над потерпевшим. Обвиняемая попросила помощи Петра, великого правителя… нет… Медного Всадника. Она заставила его скакать «простерши руку в вышине» за бедным безумцем.

Описанные выше события привели к ухудшению состояния потерпевшего: способствовали развитию хронической боязни Великого Всадника и абсолютного сумасшествия. Свидетелем по делу проходил Санкт-Петербург. Интересный тип, кстати. Вроде спокойный, но что-то в нём есть такое… мистическое, что ли? Странно, но признаваться в том, что действительно видел и может опознать преступницу, он не захотел. Потому и делу никак не помог. Было очень сложно, но у меня получилось.

Вердикт: Виновна.
10 ноября
Это повторилось вновь. Преступник другой, но будто всё тот же.
ДЕЛО №2

Обвиняемая... ой. Их было несколько. Обвиняемые — Ночи «Невского проспекта», 1833 года рождения. Работали в сговоре и совершили преступление против гражданина Пискарёва. Они убедили его полюбить сны больше, чем реальность. Всё потому, что те были желаннее.

Да, бывают такие ночи, которые так и заставляют хлебать темноту со звёздами из белой фарфоровой чашки. Хлебать столько, что невозможно переварить без помощи. Соучастник в этом деле — опиум. С ним сны приходят всё чаще и тащат за собой всё сильнее, оставляя синяки над локтями от острых, обработанных наждаком ногтей.

А свидетель уже знаком. Такой молчаливый и загадочный. Почему же он не даёт показания? Ведь все знают, что он видел. Но Петербург только глядит и дышит так, что становится страшно. И глаза у него цвета перемешанного с грязью пепла. И дыхание такое нервное, хриплое. Может, боится?

Вердикт: Виновны. Но ведь здесь «…всё не то, чем кажется».
14 ноября
Опять.
Роман Писарев
ДЕЛО №3

Обвиняемая родилась в 1833 году. Это Ночь «Пиковой Дамы». Ночь-провокатор. Потерпевший — Германн. Да, сначала я путался и считал потерпевшей убитую им графиню Анну Федотовну, но это уже другое дело.

А здесь ещё разобраться надо было, кто в чём виноват. Итак, Ночь «Пиковой Дамы» спровоцировала Германна на убийство старухи. Понятно, что мысль о преступлении у него появилась раньше. Но именно эта Ночь крикнула потерпевшему: «Эй, Германн, не забудь убить старуху сегодня!» И он услышал. А мне потом разбирать всё это.

Много же найдётся таких потерпевших и преступников. На каждого первого по десятой части второго. Я очень часто об этом думаю, особенно когда смотрю в окно. Там, внизу, каждое утро сотни человечков ручьями вытекают из парадных, протекают по тротуарам и перетекают по пешеходным переходам. Они с равнодушием оставляют за собой сантиметры. Каждого вдавливают в землю пальто, шарф-петля и пропитанный дождём зонт. И, если присмотреться, всегда станет понятно, кто давно зовётся «петербуржцем», а кто только недавно снял свой первый угол на Сенной.

Сколько же ещё людей — старых и новых — пополнит список потерпевших? О ком я напишу в своих заметках, которые будут даже и не про них? Ведь главные здесь — самые тёмные преступники.

Вообще, странные эти Ночи. Вроде и хотят помочь, но всё они делают неправильно. И им почти удаётся скрыться, но всегда рядом Он: молчаливый, манящий, пугающий.

Вердикт: Виновна.
18 ноября
Снова Ночь. Простая кража, ничего интересного. Но пусть будет здесь.
Ирина Кузнецова
ДЕЛО №4

Ночь «Шинели», рождённая в 1842 году, обокрала мелкого чиновника, бедного человека Акакия Акакиевича. Соучастниками стали «какие-то люди с усами» — с их помощью обвиняемая стащила шинель. Немым свидетелем был Петербург. Может быть, соучастником?

Да, материальная сторона преступления и хронология событий понятны. У потерпевшего украли шинель, денег на новую нет. Значит, он заболеет на морозе в стареньком капоте и умрёт. И всё-таки здесь главное совсем не это.

Странно, конечно, что иногда для человека настолько важными становятся вещи. И не в цене-то всё дело. И даже не в том, что они связаны с чем-то хорошим. Да, слышал я истории про вечера в прошлом ноябре. Какие-то люди гуляли в парке. Они были именно в тех свитерах, ботинках, шляпах. В тех самых перчатках с синими-красными-жёлтыми полосками вокруг пальцев. А мимо пробегали ничьи псы. И теперь у тех людей есть собаки, которые до тех вечеров в прошлом ноябре были одинокими дворнягами. А те вещи будут долго напоминать о той самой встрече. Да и сами они как собаки: привязываются.

Нет, здесь не то. Есть обычные вещи, которые не напоминают ни о чём. Просто они – единственное хорошее, что может здесь случиться.

Это кража чего-то действительно ценного. А уж чем оно будет — шинелью или клочком бумаги — для суда значения не имеет.

Вердикт: Виновна.
Чем дольше веду эти записи, тем сильнее отталкивает меня Петербург. Своими цветами, звуками, настроением. И своим безразличием ко всему. Иногда мне кажется, что Он всё делает назло.
24 ноября
Вёл очередное дело.
М. В. Добужинский
ДЕЛО №5

Обвинялась, конечно, Ночь. Родилась и погибла она в 1848 году. Вычислить её было легче, чем остальных преступниц. И не в свидетеле Петербурге дело, который по-прежнему молчит. Просто у неё есть особая примета — цвет. Это пятая Ночь «Белых ночей». Всегда думал, что такие ночи оказываются самыми спокойными, равнодушными ко всему. О, как ошибался я и какой коварной оказалась она.

Потерпевший — Мечтатель. Да, можно было списать всё на его творческую, ранимую натуру и прочее. Может, Мечтатели действительно всё чувствуют тоньше и сильнее. Говорят, они и о том воробушке, которого три недели назад сгрызла соседская кошка, будут грустить полгода. И та встреча, которая не случилась, будет долго жить внутри, где-то между лёгкими. И при каждом вдохе они, расширяясь, будут сдавливать её, напоминая и издеваясь. Всё это — дело Мечтателей. Но преступница остаётся преступницей.

Белая Ночь дарит потерпевшему всё, чего ему так хотелось. Любимого человека, который вдруг стал намного ближе. Разговоры о будущем, улыбки, обещания полюбить.И самое жестокое — Белая Ночь превращает мечту в реальность. Да, этого хочет каждый, но… лишь каждый обычный. Это уже не история Мечтателя. Они не живут в реальности, вот в чём дело. Преступница забирает его мир —необычный, с тёплыми мечтами. А даёт лишь чужое — такое, как у всех. Но потом забирает и это.

Вердикт: Виновна
Многие думают, что Петербург — город страшный. Говорят, здесь нужно давиться пылью, захлёбываться и задыхаться. Но те, кто давно живёт в Петербурге, точно знают: Он не такой. И я, как петербуржец, всё ещё помню об этом. Или пытаюсь помнить.
26 ноября
У меня новое дело. Дали только сегодня.
Анна Белоусова
ДЕЛО №6

Совершено очередное преступление. Обвиняемый — Раскольников, потерпевшие — Ночи «Преступления и наказания». Нет, стоп. Всё наоборот.

Обвиняются Ночи, 1865 года рождения, совершившие преступление в отношении Родиона Раскольникова. Потерпевший, имея психические расстройства, видел символичные сны. Они подсказывали ему, что нужно делать, а что нет… Так это и хорошо, вроде. А в чём тогда преступление?

Пробую ещё раз. Преступницы-Ночи показывали потерпевшему сны, которые ещё больше сводили его с ума. Раскольников заболел и умер. Нет! Всё было не так.

А за окном уже несколько недель что-то строят. Там есть яма, в которую бросают скомканные куски железа. Наверное, им очень больно. О чём это я? Так, дело.

Есть Родион Раскольников и старуха-процентщица Алёна Ивановна. Первый тщательно планирует убийство второй. Орудие преступления — топор. Обвиняемый ударяет жертву по голове обухом и убивает её. Случайным свидетелем стала сестра потерпевшей Лизавета. Конечно, Раскольникову и её пришлось убить. Получается, что преступник — Родион Раскольников. Ну вот, это было не так уж сложно. Но…

Но ведь я должен судить Ночи, а не людей? А, точно! Ночь спровоцировала Родиона Раскольникова совершить преступление — в этом её вина. Нет, снова ошибся — убийство произошло вечером. Всё перепутал, ничего не получается. И не получится. Хватит.

Вердикт: Не берусь за это дело. Все здесь сумасшедшие, и не мне с ними разбираться. Прошу назначить потерпевшему дополнительную экспертизу.
Это город мостов, разлучающих берега. Город фонарей, притягивающих к себе бешеных мотыльков каждую ночь. Они хотят напиться светом, который выпускается здесь ограниченным тиражом. Они петербуржцы.

Это город заваленных мусором углов и вымазанных болью обоев. Город безразличной толпы и кривых теней. Город Достоевского.

Как теперь полюбить Петербург?

Flickr: J. T.
Верстка: Козлова Екатерина