Жинан Джабер, Олеся Пилюгина, Олег Комаров





Литераторы о науке
Суд по инерции....
Действующие лица:
Инерция, подсудимая.
Адвокат подсудимой.
Секретарь.
Судья.
Прокурор.
Мотоциклист, потерпевший.
Пассажир автобуса, потерпевший.
Секретарь. Всем встать! Суд идёт.
Судья. Прошу садиться. Слушается дело по обвинению Инерции в совершении ряда падений. Физическое явление Инерция обвиняется в том, что она совершила тяжкие преступления, направленные против сохранения покоя населения города N. Восьмого декабря гражданин Мотоциклист в результате падения с мотоцикла получил увечья в виде синяка и царапины на правом локте. Потерпевший утверждает, что виной его падения стала Инерция, так как она помешала ему вписаться в поворот и направила в канаву. Десятого декабря пассажир, опаздывающий на работу, не влез в маршрутку и принял решение поехать на общественном транспорте, где ещё выдают счастливые билетики. В автобус он влез, но ехал стоя. Пострадавший был застигнут врасплох, когда машина тронулась с места, а он начал падать. Он утверждает, что какая-то неведомая сила потянула его назад, и он упал прямо на таратайку продавца с рынка, в которой были тыквы. Пассажир уверен, что грязные штаны и выговор на работе — вина Инерции, и требует для неё самого сурового наказания. Подсудимая, признаёте ли вы себя виновной в перечисленных преступлениях?
Инерция. Нет! Не признаю!
Секретарь. Для дачи показаний приглашается потерпевший мотоциклист.
Мотоциклист. Ваша честь! Я ехал прямо и собирался повернуть налево, как вдруг безудержная сила сбросила меня с мотоцикла, и я полетел в канаву. Я просто ехал прямо, а эта мадам! Ух! Сил моих нет! Из-за неё я не могу делать селфи на правую часть лица, потому что там синяк!
Прокурор. Уважаемый суд! Истец считает, что Инерции должна быть определена самая суровая мера наказания.
Адвокат. Ваша честь! Моя подзащитная не виновата. Это доказано Аристотелем и подтверждено печатью самого Галилео Галилея. Гражданин Мотоциклист сам виноват, ведь восьмого декабря гололед сковал все улицы города, в том числе и ту, по которой ехал истец. Стоит отметить, что скорость движения мотоцикла была высока. На полном ходу при всём желании водителя мотоцикл не может затормозить моментально, особенно в гололед. Тело подзащитного по инерции продолжало двигаться вперёд, когда мотоцикл устремился вбок. Сработал закон Инерции, прописанный во всех учебниках физики.
Судья. Принято к сведению.
Секретарь. В зал приглашается потерпевший пассажир автобуса. Суд предупреждает: вы несёте ответственность за дачу ложных показаний. Распишитесь.
Пассажир. Я требую компенсации в размере двухсот тысяч рублей, включающую в себя покупку новых штанов и оплату морального ущерба! Я это так не оставлю! Взгляните на неё! Мы знакомы с детства, с того момента, как я первый раз упал, споткнувшись о камушек. Тогда я тоже запачкал штаны, между прочим!
Суд. Слово для защиты Инерции предоставляется адвокату.
Адвокат. Уважаемый суд! Потерпевший забыл уточнить, что окончил всего семь классов, а следовательно, не знал, что при уравновешенном действии сил на тело оно остаётся в спокойствии. Как только автобус начал набирать скорость, пассажиров начало увлекать назад, против направления ускорения и движения. Падение истца — результат ускоренного движения автобуса и инертности находящихся в нем тел. То есть тело, находящееся в состоянии покоя, старается остаться в таком положении как можно дольше и падает. Для потерпевшего, находящегося внутри салона, ситуация выглядела загадочно и необычно, хотя источник странных явлений он не обнаружил. Для любого человека, окончившего десять классов и упавшего в автобусе, это происшествие не являлось бы поводом бежать в суд.
Секретарь. Всем встать! Оглашается судебный приговор.
Суд. Прошу садиться. Господа! Суд взвесил показания обеих сторон, учёл мнения всех присяжных заседателей и свидетелей. Судом было рассмотрено дело по ряду падений граждан и установлено, что вина Инерции не доказана. Суд выносит решение: оправдать физическое явление Инерцию из-за отсутствия состава преступления. Инерция освобождается в зале суда.
Секретарь. Заседание суда окончено.

Стук молотка и звук триумфа Инерции по инерции в виде визга тормозов, скрипа педалей и шлепка в лужу.
Занавес.


Физика одного убийства
Дверь с мерзким скрипом отворилась, впуская в темную, пропахшую спиртом, сигаретным дымом и гнилью комнату прохладный ветер. Половицы застонали под большими черными ботинками с широкой подошвой. Человек направился к задернутому грязными шторами окну, раскрывая его и впуская в комнату свежий воздух. Он был облачен во все черное, начиная с обуви и заканчивая небольшим портфелем. Он обернулся, окинул взглядом скудный интерьер помещения. Стол, стул, пара полок, на которых под слоем пыли стояли книжки. Черный Человек порывисто выдохнул и направился в соседнюю комнату, на ходу натягивая на руки перчатки. Угадайте, какого цвета?

Следующая комната оказалась кухней, и в ее обстановку не вписывался только один предмет. На грязном деревянном полу, раскинув руки в стороны и закатив глаза, лежал мужчина. Мертвый мужчина. Собственно, из-за него Черный Человек и приехал в этот город, на эту улицу, в этот дом, в пух и прах разругавшись с заказчиком, который требовал присутствия на исследовании его доверенного лица. Только это «доверенное лицо» сейчас несказанно мешало Черному Человеку. И нет, светловолосый кучерявый юноша не болтал без умолку, не мешался под рукой. Он просто был здесь, и человеку, привыкшему всегда работать в одиночестве, это мешало.

Черный Человек был лучшим в своем деле. Он работал на всех и ни на кого. Цена его не была высокой, но и не все могли оплатить его услуги. Он не хотел возиться со скукотищей. Ему было достаточно пары слов: интересно, необъяснимо, — и он уже был на месте.

Расправив перчатку, Черный Человек присел возле тела. Мужчина крепкого телосложения в белой майке, распластавшись, лежал на полу. Внешних признаков насилия вроде крови или ссадин не было, как не было заметных внутренних повреждений. Конечно, в этом лучше разберется специально обученный человек, но сейчас приходится довольствоваться тем, что есть. То есть собственными мозгами и навыками. Нет насилия — нет убийцы. Так привыкли считать обычные люди или полиция. Но суть в том, что, если в спине жертвы не торчит нож с явными отпечатками пальцев, это не значит, что убийцы нет. Скорее всего, этого мужчину отравили. Поднявшись, Черный Человек окинул взглядом тело полностью. Правая рука будто тянулась вперед, указывая на барную стойку, на которой стояла большая кофеварка. Черный Человек осмотрел ее, затем взял в руки стакан. Он был чист. Мужчина не успел выпить кофе. Следовательно, отравлен он был значительно раньше. Либо причиной смерти было не отравление… Но что тогда?

Черный человек отправился осматривать остальные вещи, а юноша подошел к кофемашине. Пробежавшись пальцами по ее корпусу и спустившись к проводу, парень замер, затем резко отдернул от него руку. На теле бедного белого шнура красовался ужасный порез, из которого торчало много-много маленьких порванных проводков. Юноша нахмурился и перевел взгляд на труп. Глаза мужчины закатились, но оставались открытыми. Если бы он отравился, то падал бы медленно, постепенно оседая на пол. Или, в крайнем случае, упал бы бесформенной кучей. А тут — ровненько лежит, вытянув вперед руку, словно чего-то касаясь… Касаясь!

— Сэр! Скорее идите сюда, сэр, я кое-что нашел!

Черный Человек повернулся, недовольный тем, что его отрывают от важного занятия — рассматривания салфетки, но все же лениво подошел к парню. Тот чуть ли не прыгал от радости и возбуждения.

— Что там у Вас?

— Смотрите! — воскликнул юноша, подцепляя пальцами провод по бокам от разреза. — Смотрите: кто-то разрезал провод, а этот мужчина случайно дотронулся до него, что поспособствовало скорой смерти. Достаточно всего пятидесяти миллиампер, чтобы вызвать остановку сердца…

— Не играйте в ученого, мистер, не выйдет, – нахмурив брови, произнес Черный Человек. — Вы уже сделали ошибку, сказав…

— Что сила тока убивает человека, — перебил его юноша, одновременно поражаясь своей смелости. – Многие люди считают, что убивает напряжение, но давно уже доказано, что это не так. Зафиксировано достаточно случаев, когда люди умудрялись выжить после разряда двести двадцать Вольт и выше. А от силы тока даже всего в пятьдесят миллиампер выживало столько людей, что их можно пересчитать по пальцам. Причем одной руки. И это довольно легко. По закону Ома, в котором доказывается, что все зависит друг от друга, понятно, что, какое бы ни было напряжение, сила тока также зависит от сопротивления. Чтобы найти силу тока, надо напряжение разделить на сопротивление, ибо ток прямо пропорционален напряжению и обратно пропорционален сопротивлению. Даже если напряжение будет совсем мизерным, всего, предположим, восемьдесят вольт, может получиться, что из сопротивления, равному сорок Ом, получится два Ампера, а это уже точно смертельно для человека…

Юноша выдохнул и прикрыл глаза. Физика всегда вдохновляла его, ставила на путь истинный и давала возможность показать себя с лучшей стороны. Вот и сейчас парень постарался не упустить шанс. Он открыл глаза и с надеждой уставился на Черного Человека, одобрение которого приравнивалось к смыслу жизни. Тот задумался, постукивая пальцами о барную стойку и периодически качая головой. Наконец, кивнув своим мыслям, он уставился на парня и произнес, совершенно сбив его с толку.

— Давно занимаетесь точными науками?

— Так это в школе же проходят…

—То есть недавно, — произнес Черный Человек и усмехнулся на возмущенное лицо парня. — Ладно, я…

Его глаза резко расширились, и он бросился из комнаты. Юноша испугался и, на всякий случай прикрыв голову руками, побежал за ним. Они оказались во дворе, и Черный Человек завернул за дом. Добежав до какой-то железной штуковины, он резко остановился и распахнул ее. Там оказалось много-много проводков, переплетенных между собой, соединявшихся в один большой провод, к которому был приделан аппарат с ручкой — реактор. Черный Человек разразился смехом.

— Само собой разумеется! Убийца подсоединил этот большой источник тока к основным проводам дома, и когда мужчина попытался заварить себе кофе, его убило! Но когда убийца уже собирался уходить, что-то его спугнуло, и он не успел забрать реактор и стереть свои отпечатки. Он подумал, что сюда все равно никто не полезет!

Парень уставился на Черного Человека, уперев руки в колени и пытаясь отдышаться.

— Но… как Вы это выяснили?

Черный Человек ухмыльнулся и чуть наклонил голову.

— Благодаря Вам. Вы указали мне на мои недочеты и недоработки, разложили все по полочкам, а дальше все уже было достаточно прозрачно, — заметив все еще недоумевающий взгляд юноши, он пояснил: — Кофеварка не способна убить человека, уж слишком маленькое у нее напряжение и сила тока…

Прохладный осенний ветер разгуливал по улицам, кружась в танце с упавшими желтыми листьям, со свистом забегал в дома. Деревья качались из стороны в сторону, периодически соприкасаясь ветками, из-за чего казалось, будто они хотят дотянутся друг до друга. Большие черные ботинки и яркие желтые кеды шагали по серой плитке, периодически наступая на листья и создавая приятное шуршание. В черном портфеле владельца черных ботинок лежала черная папка с отпечатками пальцев убийцы.



Гроза в начале февраля, или как литератор с физиком общались
Среда. 1 февраля. Я, боясь опоздать на посадку: встал с утра пораньше, еще раз проверил свой багаж, документы. Я прошел в Образовательный центр «Сириус» на направление «Литературное творчество», а там с документами строго. Наполненный эмоциями и ожиданиями, я прибыл в аэропорт, быстро прошел регистрацию и отправился на посадку.

Когда мы взлетели, пошел дождь, началась гроза, которую мы сразу же облетели стороной. Вдруг я услышал голос сзади: «А какие у тебя первые ассоциации с грозой?». Это оказался мальчик, который сидел за мной. Я повернулся и, долго не раздумывая, ответил:

— Ну, пьеса у Островского с таким названием есть.

Он усмехнулся и спросил:

— «Литературное творчество»?

Я удивленно сказал:

— Да… А что тебе приходит в голову, когда ты видишь грозу?

По его словам я сразу же понял, что он с направления «Наука»:

— Гроза — это такое атмосферное явление, при котором между облаками возникают электрические заряды-молнии.

Мы познакомились. Я был прав: он физик, его зовут Денис.

Больше половины полета мы разговаривали о грозе. Мне было интересно слушать, что темные грозовые облака образуются во время жаркой и влажной погоды. Теплый влажный воздух поднимается вверх, где быстро охлаждается. При этом часть водяных капелек превращается в лед. Сильные воздушные потоки внутри облака перемешивают охлажденные капельки воды и ледяные кристаллы. А их взаимное трение и столкновения приводят к образованию в облаке статического электричества. Это явление называется «электризация». Денис с удовольствием рассказывал, что свет распространяется намного быстрее звука. Поэтому, если гроза происходит от нас далеко, мы сначала видим вспышку молний и лишь потом слышим гром. Если измерить в секундах время между вспышкой молнии и грома и разделить его на три, то мы получим приблизительное расстояние в километрах от нас до разряда молний. Молния всегда выбирает кратчайшее расстояние до Земли и бьет в самую высокую точку на местности.

Потом он с упоением слушал меня. Я говорил о том, что гроза — это психологическое явление, которое очень тонко влияет на душевное состояние человека. В грозу всегда хочется укрыться, спастись. Взрослые люди испытывают «добрый» страх. Да, именно «добрый». Это означает, что человек понимает, что все понарошку, что обычная гроза не принесет серьезных последствий. Гроза помогает взрослым вернуться в детство. Детям ведь по-настоящему страшно, но именно эти воспоминания и позволят в зрелом возрасте почувствовать себя ребенком.

— Ну ты даешь! Сразу видно: литератор, — сказал мне Денис.
— Мне кажется, что большой границы между нами нет. Ведь наука и литература дополняют друг друга, их синтез помогает рассмотреть любую ситуацию с разных сторон.

До конца полета я разговаривал с Денисом. Прибыв в «Сириус», мы распределились по направлениям, но часто видимся, а если успеваем, то обсуждаем наши взгляды на другие явления, но никогда не спорим. Каждому интересно услышать другой взгляд на те вещи, которые, как нам кажется, мы очень хорошо знаем.
Верстка: Алена Коваль
Иллюстрации: Алена Коваль