Мария Бузырева



Яблоки
⠀⠀Лера выскочила на грязную дорогу, проехалась на одной ноге по мокрой земле, тяжело завалилась набок. Вскочила, встряхнула головой; нужно было бежать вперед. Она промчала полпути – позади уже слышались крики. Перед глазами маячили кусты красной смородины: вот они, все ближе, ярче, рябеют полицейской сиреной; спасение было близко. «Стой, воровка!» – Лера юркнула в листву, кубарем прокатилась по мху и прелым сучьям, содрала кожу на спине и плечах. Ветки хлестали ее по лицу, ногам; к коротким волосам прилипали листья.

⠀⠀Лера свалилась в канаву с грязной водой.

⠀⠀К кусту красной смородины топали две пары резиновых сапог. Остановились. Лера не дышала. Чьи-то руки медленно, точно змеи, заскользили между ветками. Лера приподняла голову и открыла глаза. Вот он. Мешок прямо перед ней. Только протянуть руку.

⠀⠀Змеи стали смелее и начали резче делить куст на две части. Резиновый сапог уже шагнул к краю канавы. Девушка подвинулась ближе к зарослям осоки и попыталась достать заветный мешок. Ноги увязли в торфе, их затягивало куда-то вглубь.

⠀⠀Руки-змеи неторопливо продолжали раздвигать куст. Второй сапог уже на краю канавы. До мешка было еще сантиметров десять. Ноги окончательно увязли – никак!

⠀⠀Вдруг ярким слепящим пятном вспыхнул свет. Руки-змеи оказались коварнее, чем предполагала девушка. Лера окунулась с головой в канаву. В последний момент ее рука утащила мешок под воду.

⠀⠀Пятно света бродило взад и вперед, прыгало по гнилым остаткам пней. Лера задыхалась. Наконец свет погас. Сапоги ушли. Вновь заквакали лягушки.

⠀⠀Лера выпросталась из болотной топи, цепляясь за кочки и кусты. Вытащила тяжелый мешок. Плавные, округлые черты лица и тела ожесточились и выпрямились, вены посинели. Девушка обняла желтый мешок, как годовалого младенца, легла на траву и захохотала. Душащий жар в груди, погони, ссадины на коленках, заряды солью – все стоило этого минутного облегчения. Лера отерла грязь с лица, порылась рукой в мешке и, довольно улыбаясь, достала оттуда яблоко. Большое яблоко, красное, как вино, и сладкое, как сахар. Она впилась зубами в румяную плоть, как однажды это сделала ее предшественница Ева, и медленно разжевала кусок. После погони и игры в прятки фрукт казался особенно вкусным. Впрочем, Лера решила оставить его на потом и положила обратно в мешок. Дыхание девушки восстановилось.
⠀⠀Она улеглась набок, положив голову на сворованные яблоки, и стала наблюдать за лягушонком, выскочившим из канавы. Он прыгал, спотыкаясь о травинки, в сторону дороги, и часто замирал на несколько минут. Скок-скок. Скучно. Опять остановился. Лягушки были такими смешными и предсказуемыми.


⠀⠀Вдруг у лягушонка вырос игрушечный пропеллер на спине. Он забарахтал маленькими лапками, пытаясь удержаться на земле, но его понесло наверх. Он улетал все выше и дальше, сокращаясь до размеров точки на координатной плоскости. Лера тщетно пыталась понять, что происходит со зверьком. Она привстала и попыталась разглядеть маленького Карлсона в воздухе, но не нашла.

⠀⠀– Странно. – Лера легла на мох с озадаченным видом.

⠀⠀– Согласен.

⠀⠀Рядом с девушкой сидел худой смуглый парень. Лопатки его выпирали наружу, как плавники у дельфина, а большая голова, казалось, едва удерживалась на тонкой шее. Он был одет в ободранную грязно-красную футболку, серые шорты и истертые сандалии из кожзама. Он сидел, обняв руками колени, и слегка покачивался, глядя куда-то вглубь воды.

⠀⠀– Не холодно? – Лера сильнее закуталась в свою куртку и стала изучать взглядом странного парня. Она даже не удивлялась его появлению: лягушонка с пропеллером ей хватило.

⠀⠀– Да какая разница, – парень махнул рукой и опять впился взглядом в канаву.

⠀⠀– Ясно.

⠀⠀На хмуром лице парня вдруг будто бы появился блик света.

⠀⠀– Есть закурить? – он уставился на девушку, не мигая. У него была странная особенность пристально вглядываться во все, что его окружало. При этом он замирал, как рептилия, и совсем не шевелился.

⠀⠀– Ну да, вроде есть, – Лера порылась в кармане куртки и достала упаковку. Медленно поперебирала пальцами сигареты. Надпись «Курение убивает» впервые бросилась ей в глаза и заставила усмехнуться. Как будто люди не знают, что курить – это вредно. Что мы, дети, что ли? Хотя, конечно же, дети. Маленькие и глупые, мы прекрасно понимаем, что делаем себе же хуже, но это нас не останавливает. Желание у нас пока что гораздо сильнее разума. А может, это навсегда. Лера протянула парню сигарету с зажигалкой.
⠀⠀– Obrigado, – огромная голова кивнула, чуть не слетев с шеи. – Ой, то есть, спасибо.

⠀⠀– О, так ты не русский?

⠀⠀– А похож?

⠀⠀– Да как-то нет…

⠀⠀– Ну вот и все. – Парень отвернулся от Леры и затянулся.

⠀⠀– А откуда ты?

⠀⠀– Бразилия, Рио-Де-Жанейро.

⠀⠀– Ого. – Лера тоже зажгла сигарету и глубоко вдохнула табачный дым. – А как зовут?

⠀⠀– Лукас. – Парень горько усмехнулся. – Но все зовут меня болванчиком из-за головы.

⠀⠀– Нормальная голова.

⠀⠀– Да уж, спасибо. А тебя как?..

⠀⠀– Лера.

⠀⠀– Очень приятно.

⠀⠀– Очень приятно.

⠀⠀Лера и Лукас молча сидели и пускали дым. Лукас теперь пристально разглядывал смородиновый куст. Девушка курила очень аккуратно, так как боялась закашляться и ударить в грязь лицом перед загадочным молодым человеком. Но эти старания были бессмысленны: парень ее присутствие как будто игнорировал.

⠀⠀– Тебе сколько лет? – Лера пыталась завязать хоть какой-то разговор.

⠀⠀– Тринадцать.

⠀⠀– Врешь?

⠀⠀– Отвечаю.

⠀⠀– Так взросло выглядишь. – Лера в который раз окинула оценивающим взглядом Лукаса. – Да, на все шестнадцать. Рановато ты что-то куришь, не?

⠀⠀– Нормально. Без сигарет никак.

⠀⠀– Это еще почему? – Лера придвинулась поближе к парню.

⠀⠀– Да, что там. В фавелах без курева повеситься можно, я так скажу. Каждый день носишься по этим улицам, брата прячешь, в школу отводишь, и нет чтоб как людям, ну нет же! – Лукас в ярости швырнул сигарету в канаву, так, что Лера отпрыгнула от неожиданности. Парень стиснул зубы и сжал кулаки. Он сверлил взглядом несчастную красную смородину, словно бы хотел ее убить. – Идешь и смотришь по сторонам, а там дети спят у мусорных контейнеров, понимаешь? А рядом стоит какой-то жирный и потный мужик – усы, как швабра, на пол-лица, смотрит искоса на этих детей и улыбается. Как улыбнется, так мерзко и страшно становится, что хочется бежать, бежать на тот край света и всех, всех, всех детей взять с собой, чтоб до них эти твари не домогались, а не могу я! – Лукас почти кричал. Но волны бешенства, хоть жестоки, но кратковременны; они захлестывают резко и быстро отпускают. Парень успокоился.

– Да, глаза в фавелах желтеют и тускнеют. Сигареты пока спасают, но от них все меньше толку. ⠀⠀Чувствую, скоро перейду на кое-что посерьезнее. Ну, чего сморщилась? Жизнь такая, что поделать. А ты чего дымить начала?

⠀⠀Лере стало очень неловко. Отчего? Жизнь тяжелая? Да она и в сравнение не идет с рутиной фавел. Девушка с семьей каждый год ездит на море в приличный отель (как правило, четыре звезды, из-за которых Лере всегда было стыдно перед богатыми знакомыми). Родители не любят? Ну, они, конечно, много работают, но детям всегда стараются уделять внимание. Лера не знала, что отвечать. В курении есть своя эстетика. Девушка мысленно усмехнулась: правда открылась ей совсем неожиданно. Не было у нее никаких проблем. Просто курение – это красиво и образно. К тому же все курят, а она не белая ворона. Вот тебе и вся причина. И как сказать об этом парню, живущему в опаснейшем районе мира? Лере казалось, что даже корни ее волос покраснели.

⠀⠀– Да так…

⠀⠀– Что? Ну?

⠀⠀Лера молчала.

⠀⠀– Ну ладно, не хочешь – не говори. В жизни всякое бывает.


О, это яблоки?
⠀⠀Лукас схватил желтый мешок и стал в нем рыться. В другой раз Лера бы накинулась на него и еще бы поколотила за то, что он берет чужие вещи без спроса. Но сейчас она была даже рада этому. Разговор о курении как-то не давал ей покоя. Внутри все комкалось и сжималось от чего-то, похожего на стыд, если только у Леры еще была совесть. Теперь же они могли переключиться на другую тему. Яблоки. Что может быть лучше?

⠀⠀– Жа нищево, ешешвенно. – Лукас откусил пол-яблока разом и попытался разжевать. Лера принужденно рассмеялась, глядя на его огромную голову. Пытаясь отвлечься от неприятных, назойливых мыслей, она стала думать, как в тонкую шею Лукаса может поместиться целое яблоко. Для этого его надо было разрезать как минимум на шесть частей. Однако Лукас проглотил кусок размером с теннисный мяч и даже не подавился.

⠀⠀– В жизни не ел ничего вкуснее. Где взяла?

⠀⠀– Украла.

⠀⠀– Так гордо говоришь, как будто бы сама заработала. – Лукас разжевал вторую половинку яблока и, недолго подумав, съел огрызок. – А почему воруешь?

⠀⠀– В смысле «а почему»? Ворую, да и все тут. – Прошедшая неловкость стала проявляться вновь. Лера почуяла какой-то подвох.

⠀⠀– Просто я тоже ворую.

⠀⠀– А, вот оно что, – выдохнула с облегчением девушка. – А ты почему?

⠀⠀– Да, так. Раньше пытался брать взаймы деньги, так эти проклятые кредиторы проценты увеличивают, как черти, и не возвратить долг никак. Я в том году с братом младшим бежал прочь из района, ночами не спал, так эти дьяволы еще за нами охотились, мелкого грозились отобрать. Насилу отбились. Вот я и понял, что денег нет, нигде не займешь, а Педро (это брат мой) голодный, днями не ест, в школе не пойми чем кормят, да еще редко и мало. Неподалеку были сельхозугодия, ну вот я и решил… – Лукас отвернулся в сторону и громко закашлялся; Лере казалось, что он плакал. Ей было так неудобно, что хотелось тут же утонуть в канаве, улететь, как тот лягушонок, на пропеллере куда угодно, только бы не находиться здесь. – Я себе совсем мало беру, ты не подумай, – продолжал Лукас, – мне Педро жалко.
Это просто фрукты. Даже не мясо, но хоть что-то ведь…
⠀⠀Лера молча протянула ему пачку. Вспомнив, дала ему и зажигалку.

⠀⠀– Ну так, а с тобой что?

⠀⠀– Слушай, Лукас, – Лера впервые произнесла его имя; оно показалось ей таким знакомым и привычным, словно бы она всегда его слышала на улице, в школе, даже дома. – Лукас, возьми-ка это.

⠀⠀– Эй, подожди, зачем? – Парень отпрянул от мешка с яблоками, как пугливая белка, затушил сигарету и развернулся. – Я пойду.

⠀⠀– Нет, не пойдешь. – Лера вскочила и крепко схватила его за руку. – Послушай. Эти яблоки добыты нечестным путем. Я их воровала. Я сыта. Моя семья сыта. Все мои родные и близкие сыты. Я ворую ради адреналина, ворую у соседей, которые ждут урожая яблок не один год. Мне это не нужно, понимаешь?! – Лера сжала губы; нижняя губа дрожала. – А ты голодный, и твой брат тоже голодный. Так что бери.

⠀⠀Лукас глядел на мешок, завороженный, и рука его, потянувшаяся было к яблокам, остановилась на полпути.

⠀⠀– Бери, я говорю.

⠀⠀Лукас неуверенно протянул руку и взял мешок. Только ради брата.

⠀⠀– Спасибо. – Уголки его губ дергались, пытаясь сложиться в приветливую улыбку.

⠀⠀Он исчез быстрее, чем в воздухе растворилось прощальное «не за что»; побежал по грязной дороге, поскользнулся, упал, встал, побежал дальше. Лера долго смотрела ему вслед, прикидывая, как долго Лукасу придется добираться до Южной Америки. Наконец, она улеглась на мягком мху.

⠀⠀Когда Лера проснулась, в зарослях куста уже было темно. Небо еще было светло-голубым, но в него постепенно впитывалась синяя краска, разлитая неуклюжим облачным младенцем. Подумав немного о своем сне, Лера встала и начала собираться домой. Взяла упаковку сигарет, зажигалку. Подумала и выбросила все в канаву. Домой она вернулась с пустыми руками.



⠀⠀– Тьфу, ну и молодежь пошла. Вставай давай, развалился тут. – Парень в ободранной грязно-красной футболке, серых шортах и истертых сандалиях из кожзама проснулся от чьих-то наставлений. Прямо над ним скрючился вопросительным знаком старик и читал наставления. Наконец проповедник, сплюнув, ушел, и парень остался лежать с открытыми глазами. Был разгар бразильского дня. Грубое солнце хлестало лицо и шею. Все тело ныло и горело, трудно было шевелиться. Жаркие лучи лезли в глаза и плавили воздух, отчего тот ходил волнами. Очень хотелось пить. Парень вдруг почувствовал, что у него жутко затекла шея, и с кряхтеньем поднялся. Обернулся.

⠀⠀Он закрыл глаза. Открыл. Снова закрыл. Снова открыл. Ударил себя по щеке. Вскрикнул.

⠀⠀Перед ним лежал желтый мешок с яблоками.
Верстка: Бондалет Анастасия