полина драганова
Компот из яблок
Компот из яблок — пойманное и на время оставленное за стеклом детство. Возьми детство в руку. Налей детство в бокал. Поднеси его к губам… Чувствуешь? Растекаясь по жилам, тебя наполняет счастье. По—детски восторженное счастье со вкусом яблока. Эх, собрать бы богатый урожай и сварить из него сладкий компот… Пора отправляться на поиски!

Румяные яблоки стыдливо укрываются трепещущими листьями; пальцы трудолюбивых рук зашелестели над клавишами, извлекая тихую гармонию арпеджио. Это Ференц Лист забылся в «грезах любви», ведя умиротворенную тему — словно перекатывая яблоко из руки в руку. Вот выплывает на крыльцо «Дарья — круглая, крупитчатая» — «бель—барыня». Мелодия развивается, яблоко наливается солнцем, превращаясь в прозрачный шар. Carpe diem — разносится вибрация струн. Гармония плывёт ввысь по терциям… А оттуда, словно водопад, шумно переливается через край— яблоки рассыпаются из мешка. Крап—крап… Они наполняют ведро глухим приятным стуком, кротким эхом. Давай подкрадёмся и возьмем одно.
Но извлечения совершенно иных звуков требует токката Хачатуряна. Проливной дождь безжалостно пытается достучаться через крышу до спящего Человека. Сильные от постоянной работы руки тяжело волочат по асфальту металлический таз. Он будто бы пытается доставить эти яблоки — детей дождя — туда, где им будет комфортно. Угрюмый камень толкнул железную тару — вывалилось мелкое яблоко. Дождь сошел до капли. В самый раз для нашего компота!
Капля дождя — сестра утренней росинки. Рассвет… Вслед за солнцем выпрыгивает из «мешка яблок» зайчонок. Он оживленно отправляется на яблочную охоту. Кротко попросим косого поделиться собранными плодами и, конечно же, секретом щедрости. Направим полученное в компот. «Ничего яблочки! Освежа—ают!» — доносится до нас благодарный рев медведя.

Всегда ли освежающее угощение приносит удовольствие? Сейчас узнаем. «Кислятина!» — с презрением откусывает Тимур предложенный Квакиным «золотой налив». Ворованный, разумеется — потому не сладкий. Мы обязательно прогуляемся по сохраненному тимуровцами саду и закинем в копилку несколько фруктов. Для бодрости и доброго послевкусия — приятная находка.

А какие на вкус яблоки, которые пытался сорвать один из обезумевших салтыковских генералов? Наверняка аппетитнее тех, что могли бы быть упомянуты в старом нумере «Московских ведомостей». Голод усиливает воображение. Ммм… Во вкусовой гамме — созвучие малины и мармеладных долек антоновки. Какое сочное! Так и норовит сохранить вкус детства.

Время ощутить прилив детского счастья. Зажимаю ладонью грушовку и отгрызаю румяный бок. Липкий сок брызжет, разнося запах, пропитанный летом и солнцем. Каково это — грызть гранит науки? Полезно, вкусно, но зубы болят. Привлекательная кожица упрямо защищает витаминную мякоть. Неужто не по зубам? Наконец шкурка поддается и с треском разламывается. Пахнет яблоком и медом… Соты, органично ведущие от менделеевских «О» до «Н». Яблочный мед, начинающий засахариваться, тягуче стекается со строк в компот. Аромат нежно напевает о золотых, далеких далях — о жизни, бессмертии и… о бабушке.

18 августа, преддверие Яблочного спаса — кульминационный момент в годовом цикле деревенской жизни. Последний месяц лета отдает эхом величественной октавы. Но самые яркие моменты — акварельные кляксы детских воспоминаний. Полоса света щекотливо спадает с кончика носа на правую щеку, из кухни доносится аромат шарлотки. По пути он перекликается с тиканьем старинных часов и запахом газетной бумаги календаря, маня из объятий одеяла. Ровно год назад в нашем доме гостевал глянцевый чернослив. Аромат этот почетного ингредиента с нотками корицы незаметно витал в воздухе. Яблоко с черносливом — вот кто уж точно отличается «компотностью»! Ком-пот-ность-ю…

На отдающей смолой стене присутствуют важные объекты, свидетели детских проказ и бессонных ночей. Они внимательно следят за босыми ногами, тайком направляющимися за лакомым кусочком антоновки. Он обязательно станет частичкой нашего компота.

Голубые глаза, колосья волос… Нежный есенинский взгляд со стены бабушкиной комнаты. Все пройдет, как с белых яблонь дым… Пролетит исправно по закону всемирного тяготения, прилетит к троекратному чемпиону физики. Чемпиону, который бросил вызов Судьбе, восстал против фаталистических идей и доказал возможность в определенной мере познать мир. Эх, как хочется попросить британского гения поделиться бесценным плодом!

И вслед за тем унылое, высеченное на подкорке: функция квадратичная, кусочно-заданная, график — парабола. Идеальная форма заманчиво диктует целостность, цикличность, идеал. Жаль, такое совершенство логики не сварить в компоте.
А вот яблоко старьевщика Джонаса — достойная находка, заимствованная у Брэдбери. Целебные рассказы этого героя о сборе в бутылки воздушных впечатлений лишними не будут: они придадут одуванчиковый вкус лета, чистоты и путешествий.

Приключенческое яблоко уже в коллекции. Не хватает того, которое слегка взбудоражит стройную армию плодов — добавим нотки романтики в аромат собранных фруктов.

Мужчина и женщина — две половинки одного яблока. Гармонично соединяются не части медуницы и антоновки. Любовь подобна яблоку: она достигает спелости, развиваясь органично. Любовь — шарообразная Вселенная, маленькая, размером с бутон засушенной на память розы. Строки Ахматовой и Мандельштама, перекликаясь, намечают контуры целостного пейзажа: дремлет величественный август под ливнем звездопада… Шары плодородия и любви, нанизанные на ветви яблони, украшали обряды венчаний. Окутаем этой атмосферой аромат нашего компота.

Если фортуна мелькнет загадочной улыбкой, коллекцию обязательно восполнит случайно попавший к мистеру Хинклифу плод с Древа Познания. Но после того, как герой «швырнул докучливое яблоко» за забор, оно исчезло. Куда? Не стоит искать его во фруктовом саду среди одуванчиков или в руках проворного мальчугана. Редкий человек получает возможность украсить торт подобной вишенкой. Требующее заботливой руки яблоко капризно: его заметит лишь прозревший. Отсрочить неизбежное исчезновение запретного плода сложно. На это способен Человек, вошедший в резонанс с мудростью и психологией окружающего мира.

Исследовать яблоко. Вдоль, поперек. Во всех гранях, со всех плоскостей, сторон и аспектов. От кожуры-хамелеона до самой мякоти сердца. На такое постижение способен только червяк. Разумеется, книжный.

Будьте внимательны: яблоко яблоку рознь. На килограмм золотых плодов приходится несколько щепоток тайн. Снимем завесу с полотна Тёрнера: пасмурная богиня распрей мрачно выбирает яблоко раздора в саду Гесперид. Каким бы завораживающим ни было живописное творение этого художника, придется отвернуться: такие плоды горьки.

Далеко не сладок и запретный плод. Судьба Евы перекликается с изгнанием из дома героини полотен Августа Эгга. Так что запретный плод, каким бы соблазнительным он ни был, — не лучший фрукт для удовлетворения голода.

Стена холодной крепости Илиона. Шершаво проглядывают стертые эпохами латинские знаки: malus. Зло, раздор, железная кровь, кислая ядовитость. Такие фрукты мухоморны. Отойдём подальше от них.

Но не отчаивайтесь! «Ищите и обрящете» — cerca trova.
Седой фольклор заботливо протягивает подсказку: самые вкусные яблоки висят на самой макушке дерева. Чем выше, чем желаннее плоды и слаще компот, тем, увы, тоньше ветви. Они с благосклонной вежливостью могут преподнести яблоко только Крошечке—Хаврошечке. Кто готов пробраться через полотна Поллока; кто стремится ответственно и бесстрашно, ветвь за ветвью, тянуться к самой наливной мечте; кто терпеливо воспитывал саженец в почве добродетели, зажег нравственное пламя цветка и сумел оценить эпохами формировавшийся плод, — лишь тот может заслуженно насладиться бесценным компотом из яблок. Попробуйте дотянуться!

Компот из яблок — пойманные и на время оставленные за стеклом книги. Книги, пахнущие детством. Их содержание не подчинено законам времени и пространства. Каждому в начале жизненного пути выдаётся чистый лист, «tabula rasa». Так как уместен знак равенства, мы дерзнули бы нарушить границы и ввести новое понятие (к примеру, banka rasa), но делать этого не стоит. Важно то, что суть содержимого формируется прямо пропорционально возрасту, перемноженному на стремление. Хронология познания августовского фрукта такова: звук кромсания яблока о мелкую терку, ожидание «самолетика», убаюкивающий мамин голос — «свет мой, зеркальце». Позднее в нестройный ряд встанут уловленные чутким слухом генетики фольклорные мотивы, мифы, энциклопедии… Знакомая наливная ухмылка мелькнет на страницах учебника ботаники. Воспоминание за воспоминанием — отсчет пошел.

Не забывай, мой яблочный друг, одну истину: душа не яблоко — ее не разделишь. Душа не компот — ее не перельешь из одного сосуда в другой. Но ей, как урожаем коричневки, за бокалом вина из одуванчиков можно поделиться лишь с подлинным ценителем фруктового сада твоей души — лучшим другом.

Созревает время варить яблочные воспоминания.

Верстка: Воробьева Снежана