Екатерина Судакова
ОДИН-

НА-

ДЦАТЬ

Сказка
1.1. ИСТОРИЯ ИЗ ОДИННАДЦАТИ СТУПЕНЕК И ОДНА ПЕСНЯ
«Ветер один, а мир огромен, верно, милочка?»
Милочка затихает.
«Если ты хочешь услышать сказку с самого начала, — говорит Бабушка, — ляг-ка спокойно и не вертись.
Жил-был мальчик Леша — верно, как дедушку Лешу; слушай дальше. И захотел он узнать, — да, совсем как ты, непоседа, — почему же бывают волны. В школе ему сказали: «от ветра». Но как именно — от ветра? А этого никто ему не мог объяснить. «Ищи ветра в поле!.. — говорили. — Эк куда хватил, мальчик! Поди да сам его спроси». А Леша решил: вот возьму и найду. И пошел в путь, как был — в школьной рубашке и с «Грамматикой» в портфеле.
Ветер живет высоко — это всем известно. Ни одна лестница не поднимется на такую высоту. Чтобы добраться до Ветра, нужно пройти много-много лестниц — тогда высота каждой из них сложится и вместе достигнет нужной величины.

Город-без-имени, где жил Леша, лежал у гор, и самая высокая из этих гор могла бы заинтересовать Ветер: вершина ее очень часто становилась подножием для одного из концов радуги. Оставалось только подняться туда, и по пути к вершине (чтобы Ветру она не показалась низкой, и потому скучной) со всех лестниц Города собрать с собой высоту. Если даже из-за такой мелочи придется тревожить Ветер, — что ж, Леша готов искать его. А вот где бы найти столько лестниц, чтобы их высоты хватило?
Спросить решил Леша у одной почтенной. А про себя удивился: «Эвано как странно! И целому миру Ветер необходим!»
1.2. ИХ НРАВЫ
«И целому миру Ветер необходим! А обо мне хоть бы раз кто вспомнил», — проворчала в ответ на это одна недовольная леди. (На самом деле, она не была даже благородной дамой, говорила обычно грубо, но столько о себе думала, что называть ее иначе было бы как-то неловко). Ее имя оставалось никому неизвестным — мальчишки так и звали ее: Леди.

Леша пришел к ней, надеясь на совет. Но Леди была так капризна! Выпросила сперва очистить до блеска перила и выщербленный камень верхней площадки, что у входной двери, — от удовольствия даже морщинки-трещинки у нее будто очистились и разгладились, — и все равно ворчала. Только одного добился от нее Леша: «Ступай, мальчик, лесом! Там найдешь, авось, кого спросить. А я никаких других лестниц в округе не знаю и не желаю знать». Вредная Подъездная лестница! Такой, милочка, быть никак нельзя.

И все же она указала направление. В Городе было не так много высоких лестниц, поэтому Леша благодарно погладил «почтенную» по перилам и направился к горам. Там, у лесистых подножий, он надеялся отыскать следующую лестницу, — и кто знает, может, она посоветует, где найти еще?

Только Лесная лесенка ничего не знала о других. Она все позабыла. Когда-то эта Лесенка вела к шалашу на дереве, но теперь шалаш был разрушен, ступеньки подгнили и облупилась краска. Лесенка вся заросла травами, засыпалась трухой, а память ее давно была подточена короедами и печалью:
«Я не могу помочь тебе, мальчик, я теперь ничего не знаю. Но я расскажу тебе одну историю, — сказала поникшая Лесная лесенка. — Давным-давно, когда я была крепка и еще полна соков, стал ко мне ходить такой же мальчик, как ты. Он очень хотел летать, он тосковал по полету, мой шалаш вечерами представлялся ему небесным кораблем… Я пожалела его и раскрыла тайну.

Есть на свете Главная лестница из воды и света, подруга Ветра. Она и не в небе, и не на земле, и прошедший ее до конца найдет желанное. Я указала мальчику путь, и он преодолел множество препятствий, но, стоя на предпоследней ступеньке, понял: лестница пуста, впереди ничего нет. Разочарованный, он не сделал последнего шага. И я не могла подсказать, что искомое становится зримо лишь стоящему на последней ступеньке — больше он ко мне не вернулся.

Вот почему я печальна. А ты, мальчик, — ты так похож на него! — смотри, не смей останавливаться, пока не найдешь своих ответов».
Шагал Леша по лесной тропинке и думал, кого бы еще попросить о помощи. И так спешил он уйти от печальной Лесной лесенки, что и не сразу услышал, когда среди птичьего чириканья вдруг раздался вполне отчетливый голос: «И вот торо-опится он, чтобы успеть по свету!»
1.3. НЕВЕЛИЧКА
«И вот торопится он, чтобы успеть по свету… Так-таки! Так-таки! По сторонам не глядит, заблудиться не боится… Так-таки! Не нужен ли тебе провожатый, мальчик?»
Оглянулся Леша на все стороны и на третий раз заметил, как кусты у тропинки шевелятся, и чей-то любопытный клюв оттуда выглядывает. Кликнул Леша: «Кто говорит?», и слетела ему на плечо птичка-невеличка: «Заметил, так-таки! Зову тебя, зову… Провожатый, говорю, не нужен? Я, может, невысоко летаю, зато все дорожки-тропочки мне известны, и почитай-таки на каждой из местных лестниц я хоть раз да устраивалась отдыхать».

Обрадовался Леша — эта маленькая птичка могла познакомить его с Главной лестницей, подругой Ветра. А если и нет, она точно подскажет, где бы еще собрать высоты. Да и вдвоем в гору идти веселее — а теперь тропинка бежала сквозь лес, к той части Города, что забралась выше в горы. Рассказал Леша Птичке-невеличке о своих поисках и о двух неудачных встречах, а сам подумал: зато третья встреча как удалась!

Что думала в это время маленькая птичка? Да вот что: «А как ему быстрее всего добраться?»
1.4. ТРУДНОСТИ ПЕРЕВОДА
«А как ему быстрее всего добраться?» — спросила Птичка у первой же лестницы, встретившейся им по пути. Лестница разворчалась — любое дело, кроме чтения (а в особенности такое, когда нужно сниматься с места, куда-то спешить) казалось ей глупостью или блажью. Если она и знала среди своих родственниц несколько высоких, она совсем не хотела потакать ерунде.
Это была Библиотечная лестница — за века отполированная шагами громада, ведущая от библиотеки к парку. В Городе взрослые только и делали, что вечно спешили на работу, и дети мало читали, а много — одни старики. Вот и выучилась она так ворчать у нескольких одиноких старушек.

Леша не стал ее переубеждать, он хотел только пробежаться по ней вверх, к площади фонтанов. Но Лестница разобиделась, когда он отказался почитать ей. И на каждый его шаг скользила и мраморно причитала: «Правильно, что я ничего не сказала… А таким хулиганам и помогать нечего! Таким хулиганам ни за что не сыскать клад на конце Радуги и вовсе ничего чудесного не видать…»
Причем тут радуга, Леша не понял, но запомнил на всякий случай.
На верхней площадке, у парка, Леша остановился. Птичка-невеличка спорхнула с его плеча и улетела беседовать с местными лесенками. Они были такие маленькие и изящные, так тонко пели «кап… кап-кап…» под струями воды, так хорошо украшали каждая свой фонтан, что им с Птичкой было легко понять друг друга. Эти текучие непостоянные лесенки — от скуки и по легкомысленной натуре своей — были большими сплетницами. Оставалось спросить их, где гуляет Ветер.
Некоторое время Леша слышал только «кап-кап-кап» и «так-таки», а потом Птичка вернулась с ответом. Он был загадочно-прост и загадочно-краток: «Только по дороге, объединяющей весь мир».
1.5. ЗАГАДКА ФОНТАННЫХ ЛЕСЕНОК
«Только по доро-оге, объединяющей весь ми-ир! Больно понятно стало, — надулся Леша. — Ты к ним со всей душой, а они... вредные, вот что!»

«Так-таки вредные, — чирикнула Птичка. — Не спеши сердиться, подумай». Птичка была права: хоть Фонтанные лесенки и напустили туману, разгадка лежала, как говориться, на поверхности. На поверхности воды».
— Как же это, бабушка?

«Не торопись, милочка, сейчас расскажу. Так вот, стал Леша прикидывать, что «объединяет мир». Может быть, воздух? Он везде есть! Но встретится с Ветром в воздухе не вышло бы, летать Леша не умел. Что тогда? Вода? А ведь точно — все воды мира стекаются в единую сеть, и по этой сети Ветру удобно бежать куда угодно. Будь Леша таким же занятым, он бы точно ценил скорость передвижения. Да и Фонтанные лесенки, слегка гордившиеся соседством с водой, не ответили бы иначе.

Следовало держаться воды: любой ручеек, любая река — Ветру короткая дорога.

Ты уже большая девочка, милочка, знаешь, что такое мировой океан...
1.6. ЖИВАЯ ВОДА
Ты уже большая девочка, милочка, знаешь, что такое мировой океан», — повторяет Бабушка. Помолчав, продолжает: «Но кроме океанов, морей, проливов, есть ведь и реки, и ручейки. В них вода живая, проточная. А везде, где есть течение, Ветер может пройти. Так-то…

Но вернемся к сказке.
Обрадовался Леша, отыскав разгадку: теперь понятно стало, к каким лестницам идти. Сам он не знал ни одной «водяной» лестницы, но были они известны Птичке-невеличке. И повела его Птичка еще выше, к окраинам Города, к Большой реке.
На набережной они встретились с Приречной лесенкой, совсем молоденькой, недавно поставленной. Она красовалась романтичными коваными перилами и с удовольствием болтала о Ветре, которого никогда не видела: «Ах, говорят, он такой красивый! Я написала ему стихи, и Речная лестница согласилась наскрипеть мелодию, представляете? Спойте ему, пожалуйста, нашу песню, сама я никогда не решусь…»

Леша пообещал спеть, и только тогда добился от приречной прелестницы толкового совета. «Найдите Речную лестницу, — сказала она. — Та старше меня и знает больше. Ах, если бы только заговорить с Ветром! Ему интересна жизнь нашей воды, как думаете? Должна быть интересна! По воде Ветер и шагает…»
По воде Ветер и шагает...
1.7. НЕКОТОРЫЕ ПОЯСНЕНИЯ
«По воде Ветер и шагает, — скрипнула Речная лестница. — Только я его не видела, он мною пренебрегает».
Если бы лестница могла, она бы пожала плечами, но так умеют только разводные мосты. А она служила лишь опорой, подъемом и спуском самого обычного пешеходного моста — и вот как широко, на разных берегах, были расставлены ее плечи! Эта могучая лестница была личностью примечательной: во-первых, цельной натурой, полностью из металла; во вторых, надежной особой, не подверженной коррозии. На широких своих плечах она ежеутренне выносила взрослых, традиционно спешащих на работу, и юных, не слишком спешащих в местную школу, а потом возвращала их по домам. Вот какая героиня была эта лестница — и только немного скрипела!
Она кое-что знала о Ветре: «Он всегда торопится: промчится мимо тебя, а разглядеть — и то не успеешь. Где уж там поговорить! Так и знай, мальчик: если ему самому не любопытно, только дуновение ты и ощутишь, а Ветер давно уже унесся. Там скорость такая: приходит в движение воздух, рассекаемый им. Понимаешь? Он спешит, поэтому так дует».
1.8. КОЕ-ЧТО НОВОЕ О ВЕТРЕ
«Он спешит, поэтому так дует, — объяснила Птичка, когда лестница, мимо которой они проходили, пожаловалась на сквозняки. — Видишь ли, чем быстрее он встретится с Ветром и разберется со своими вопросами, тем скорее вернется домой и тем меньше пропустит в школе». Это Птичка весьма удачно придумала, потому что очередная лестница была Школьной и очень ценила спешащих в школу и задающих вопросы учеников. Конечно, она сразу же простила Леше сквозняк и согласилась помочь со всей присущей ей обстоятельностью.

«Ветер молчалив, — начала она. Эта лестница жила недалеко от вершины горы, и потому многое знала о Ветре. — Ни разу он не заговорил с тобой, верно? Но он давно услышал, что за ответы ты ищешь, и наверняка оставил на Главной лестнице послание для тебя.

Ветра ты не встретишь, а вот найти Главную лестницу можно — теперь ты достаточно высоко. У нижней площадки этой лестницы всегда туман, ступени ее, я слышала, пружинят, — заключила она. — И будто восторг и свежесть ты ощутишь, поднимаясь по ней. Это приходит в движение воздух, встревоженный Ветром».
Не главка! Просто песня.

МУЗЫКА: РЕЧНАЯ ЛЕСТНИЦА, СЛОВА: ПРИРЕЧНАЯ ЛЕСЕНКА

Это приходит в движение воздух, встревоженный ветром.

Это круги на воде оставляет бродячий камень.

Можешь и ты, если хочешь, бродить по свету,

Ветром и камнем ступать по воде кругами.

Но помни о ветре одно: (от камня здесь отойдя)

Идя по воде, он не тонет — он легче тебя.

1.9. ИНДЕЙСКАЯ СКАЗКА
«Идя по воде, он не тонет, он легче тебя-а...» — распевали на два голоса Леша и Птичка.
«Постойте!» — окликнул их третий голос, журчащий и звонкий. Это была Лестничка через горный ручей — быстрый, но такой узкий, что даже волн не видно. Поставил тут «мостик» — наверное, от скуки — тот самый мальчик, не прошедший последнюю ступеньку. Он же рассказал Лестничке одну индейскую историю.

Это случилось так давно, что Лестничка многое позабыла. Но ей очень хотелось быть полезной, и она постаралась вспомнить хотя бы часть:
«…Однажды после дождя случилось так, что старому охотнику Имя-ветра явилась лестница среди горных озер. Было у нее семь ступеней, но иногда виднелись они не все; и лежали они не как ступени обычной лестницы, а как палки вдоль основы вигвама. То была Главная лестница, ведущая в мир теней. Не противился Имя-ветра воле духов, его призвавших. Ступил в воду и прошел свой путь по щиколотку воде. И поднялся он по Главной лестнице в небо… А волны — его следы».
1.10. СОКРОВИЩЕ НА ТОМ КОНЦЕ РАДУГИ
«А волны — его следы…» Повторил Леша слова Лестнички и задумался: а ему куда же идти? Ничего из описанного Школьной лестницей так и не случилось!

«Птичка-невеличка, — прошептал он, — ты же обещала провести меня по всем лестницам! Неужели больше их не осталось?»

«Есть одна, — ответила Птичка. — Но я не могу показать ее, пока не догадаешься сам. Такое условие поставил мне Ветер, отправляя к тебе на помощь».

И понял Леша: все же говорили ему про Радугу! Это она между землей и небом, она и воздух, и свет; о ней ворчала Библиотечная лестница, и индейская сказка про нее была!..

«Так-таки! Так-таки, — рассмеялась Птичка. — Идем, покажу я тебе и Радугу. Будем искать клад».
Вышли они к площадке, влажной от водной взвеси. Здесь бил родник — исток Большой реки, и здесь, в тумане, Леша увидел начало Радуги. Страшно было ступить в первый раз, но и отступать глупо. Первая не видимая глазом ступенька спружинила под ногой, потом вторая, третья!.. На середине дуги охватил Лешу восторг — все приметы сбывались.

Только раз он запнулся — когда в конце пути ничего не увидел. Но вспомнил Леша историю Лесной лесенки и сделал еще один шаг. А на последней ступеньке ждала его коротенькая, предложений и пятнадцати не будет, Сказка. Ее Радуге когда-то рассказал Ветер, а теперь оставил Леше — в ответ на вопрос.

Вырвал Леша лист из тетрадки, записал наскоро, спрятал за пазуху и пошел домой. Я из первых рук это знаю, Людмилочка, потому что… Заснула! Ну слава богу. Ох, Лешик, Лешик… прав ты был, такую историю — только внукам на ночь… жив бы был… ох, рассказал бы сам».
Бабушка вздыхает, поправляет старую фотографию. Под рамкой желтеет ветхий листочек в косую линейку. Если любопытный читатель вытащит его и развернет, он узнает, почему от ветра бывают волны.
2. ПОЧЕМУ ОТ ВЕТРА БЫВАЮТ ВОЛНЫ
Ветер один, а мир огромен, верно, милочка? И целому миру ветер необходим! И вот торопится он, чтобы успеть по свету… А как ему быстрее всего добраться? Только по дороге, объединяющей весь мир.

Ты уже большая девочка, милочка, знаешь, что такое мировой океан. По воде ветер и шагает. Он спешит, поэтому так дует. Это приходит в движение воздух, встревоженный ветром. Идя по воде, он не тонет, он легче тебя. А волны — его следы.
«А волны — его следы…»
Верстка: Анастасия Волкова