Евгения Мыльникова
Сквозь увеличительное стекло:
путешествие от мифа к сказке
«Муза, скажи мне о том…»
Гомер

Случалось ли вам замечать порой удивительную вещь: читая книгу, просматривая фильм, разглядывая картину, вдруг ловишь себя на мысли, что где-то уже это видел, главный герой кого-то смутно напоминает, а сюжет произведения чуть ли не в точности повторяет библейскую или мифологическую историю?


Что за игру с нами затеяли авторы? Может, они хотят, чтобы мы пристальнее присмотрелись к чему-то? Или чтобы мы настроили своё зрение, как волшебный алмаз: «стоит его повернуть, сейчас же начинаешь видеть всё то, что заключено в предметах…» Какое открытие мы должны сделать?
Похожие ощущения у меня возникли сразу, как только я начала читать «Синюю птицу» Мориса Метерлинка. Автор с первых строк даже не скрывает прямых литературных параллелей. Одевая Тильтиля в костюм Мальчика-с-пальчик, автор задает вектор развития сюжета: перед вами герой, который справится с любыми испытаниями. Да и сами Тильтиль и Митиль – не просто дети, а дети дровосека. Метерлинк, как ловкий Гензель, подкидывает нам крошки, будто подманивает – следуйте за подсказками, и вы обязательно откроете для себя нечто интересное. Я продолжаю читать сказку словно через увеличительное стекло – и вот моя первая находка.

Борис Дехтерёв, иллюстрация к пьесе «Синяя птица»
Тильтиль, как древнегреческий Одиссей, ведёт за собой всех на трудном пути в поисках счастья. Их характеры очень похожи: в начале это дерзкие, грубоватые, отчаянные смельчаки, вставшие на дорогу приключений, в конце – мудрый Одиссей, избавившийся от иллюзий победителя, и мальчик, способный совершить альтруистический поступок ради чужого человека. Для Одиссея целью путешествия было возвращение на родную Итаку, для Тильтиля – поиск синей птицы, способной вылечить больную девочку. Оба они ищут то, что сделает их или кого-то счастливыми, они ищут счастье.
Борис Дехтерёв, иллюстрация к пьесе «Синяя птица»
Даже приключения их чем-то похожи: Страна Воспоминаний, где Тильтиль встретился с умершими бабушкой и дедушкой, может встать в параллель с путешествием Одиссея в подземное царство мёртвых. Пребывание в Садах Блаженств открывает Тильтилю знание о том, что многие блаженства – лишь иллюзии и могут иметь губительные последствия. То же узнал и Одиссей на острове лотофагов, где волшебный сок лотоса делает людей блаженными, но лишенными памяти и разума. Битва Тильтиля с деревьями в лесу потребовала от него такой же ловкости, какая была у Одиссея в его попытке проскочить между Сциллой и Харибдой. Главное, что, пройдя все испытания, герой мифа и герой сказки, между которыми больше двух тысяч лет, убедительно доказали, что ужасы преодолимы, встреча с препятствиями укрепит силы и дух, а дорога к счастью научит отличать подлинное от фальшивого.
Это не просто приключения – это путешествие героя к самому себе и к познанию мира.
А что вы скажете об абсолютно прямой параллели, которую автор сказки проводит между стариком Время из Царства Будущего и древнегреческим богом Кроносом (он же Хронос, он же Время)? Их описание, их атрибуты совпадают до мельчайших подробностей: «высокий старик с развевающейся бородой… в руках у него коса и песочные часы». Вот кто правит миром, кто распоряжается жизнями и в мифе, и в сказке, и в реальности. Такая подсказка еще больше убеждает в правильности моего открытия.
Любопытно, что старик Время у Метерлинка торопит детей, чей пробил час родиться и спуститься на землю: «Нам остаётся всего шестьсот двенадцать секунд…» 612… В сумме эти цифры дают девять, как девять кругов… Сейчас вдохну воздуха побольше, наберусь смелости и рискну сделать еще одно открытие. «Божественная комедия» Данте – тоже история о странствиях души, о поиске света и райского блаженства. Не побоюсь предположить, что и эпос Гомера, и поэма Данте, и сказка Метерлинка – произведения одного порядка, одной темы, одного вопроса. Этот вопрос – как найти счастье и где его искать? Но авторы разных эпох отвечают на него по-своему. Выстроив такую линейную перспективу от античной эпохи до нашей эры и через средневековье в Новое время, я понимаю, что людей, будь они шести или две тысячи шести лет от роду, волнуют одни и те же вопросы, мучают одни и те же проблемы. Я чувствую, что великие произведения – это не одиноко сверкающие алмазы, это единый литературный поток, объединяющий людей, между которыми лежат столетия.
Доменико ди Микелино,
«Комедия, освещающая Флоренцию»
Гомер просил о вдохновении у муз, прекрасная Беатриче провела Данте через все круги Ада, Чистилища и Рая. Не знаю, кем вдохновлялся Метерлинк, сочиняя «Синюю птицу», но наш современник Дмитрий Быков сказал: «Это очень хорошая пьеса. Может быть, лучшая в XX веке… потому, что она… учит правильному мировоззрению».
Верстка: Анастасия Волкова