Мария Кучеренко
Критический отклик на сочинение «Философии искусства в трагедии "Моцарт и Сальери"»
Много тайн скрывает произведение Александра Сергеевича Пушкина «Моцарт и Сальери»: фундаментом для создания произведения послужила противоречивая и животрепещущая до сих пор история двух композиторов, живших на рубеже веков. Неоднозначное отношение к событиям, предшествовавшим смерти Моцарта, высказывают многие историки музыки. Кто-то подтверждает мысль о виновности Сальери и его причастности к гибели Вольфганга Моцарта. Кто-то доказывает несостоятельность этой концепции и ошибки А. С. Пушкина, взявшего эту легенду за основу своего произведения, увековечив своим гениальным произведением всего лишь легенду.
Трагедия «Моцарт и Сальери» была написана в Болдинскую осень за очень короткое время в череде других не менее гениальных произведений. Делясь своими мыслями в письмах к своему другу Плетневу, Пушкин, живший в то время в деревне, где кругом была непролазная грязь и бушевала холера, говорит:
«Милый друг, расскажу тебе всё, что у меня на душе: грустно, тоска, тоска…»
Усугубляя: «Иногда кажется, я как будто смотрю в бездну». И может, правы те, кто утверждают, что произведение А. С. Пушкина – о трагедии творчества, о трагедии гениальности, которую испытывал сам поэт. И поэтому он соединяет в одну историю Моцарта и Сальери как «равновеликих».
В это русло попадает и близкий мне по своей сути тезис, выдвинутый автором сочинения:
Противостояние философий искусства Моцарта и Сальери как противостояние двух жизненных философий талантов, соединенных одной эпохой в жизни.
Автор сочинения раскрывает свою концепцию, пользуясь умением описывать образы героев, соразмеряя их характеры со своим отношением к ним. Автор правильно выбирает элементы, на которые можно опереться для того, чтобы достигнуть цели и показать всю степень антагонизма двух гениальных композиторов. Это проявляется в описании отношения героев к созданию музыки как к ремеслу и алгебраической формуле с одной стороны, и как глубины и стройности с другой. Этот путь автор продолжает описанием жизненных позиций скрупулезного ремесленника Сальери, дошедшего до вершин славы, и повесы Моцарта, легко относящегося к жизни и оказывающегося на Олимпе. Сальери утверждает:
«Ты, Моцарт, бог, и сам того не знаешь».
Автор сочинения, буквально прослеживая метаморфозы, происходящие с Сальери на пути к трагедии, утверждает, что
«Все аспекты его жизни приводят к неотвратимому противоречию по отношению к Моцарту и его успеху».
Тем самым он показывает возникновение зависти как фактора, определяющего решимость убить гениального композитора. Затем возникает новое оправдание коварным желаниям Сальери. Моцарт – агрессивная сила, его надо незамедлительно остановить, иначе других служителей музыки ждёт неизбежный крах перед гениальной музыкой оппонента. Такое следование своему желанию становится просто маниакальным. И, когда психологический конфликт разрешается, Сальери испытывает, по мнению автора сочинения, облегчение после сильного чувственного напряжения, настоящий катарсис. Сальери произносит: «Как будто нож целебный мне отсек страдавший член», погружаясь в новый конфликт уже с самим собой.
Таким образом, автор аргументировано приходит к разрешению основного тезиса сочинения, обосновывая противостояния философий искусства Моцарта и Сальери как противостояния двух жизненных философий – «аскезы и свободы, служения и господства, таланта и гения, рациональности и иррациональности».
Мне близка идеология гуманистического начала таланта. Нет оправдания преступлению. Гениальность, успех, слава не оправдывают злодейство. «Необходимо жить в гармонии с собой и окружающим миром», – основной вывод сочинения. Такие правильные слова, за которые я благодарна автору.