Ксения Шангурова
Нужна ли молодому читателю литература с возрастными ограничениями?
«Сегодня тебе 5 лет, моя маленькая принцесса! С днём рождения», — говорит мне мама, осторожно протягивая подарочную коробку с крупным розовым бантом. Тут же открываю: пять книг — серия сказок. Не терпится все посмотреть — одолел восторг. Отметив свой праздник, укладываюсь поудобнее, открываю красочную книгу и переношусь в маленький мир больших чудес. Читаю вслух, мама комментирует, когда устаю — меняемся ролями.
«С 10-летием, доченька!» На столе у окна сверкают разноцветные подарочные пакеты и переливается под ярким светом упаковочная бумага. «Что на этот раз?» — задумываюсь я. Большая стопка книг Роберта Стайна обёрнута пёстрым материалом. Как же я люблю эти ужастики! Доедая последний кусок торта, открываю «Дьявольскую кровь». Читается невероятно быстро и легко, только вот иногда на самом деле становится страшно — ужастик все-таки, но мама не сидит рядом и не слушает. Читаю одна.
«Книжицы неплохие, на досуге почитать сойдет, когда скучно, когда уснуть не можешь. Ты только хорошие книги читать не забывай! Вам Аксакова задали, приступай». Для мамы это чушь, я понимаю, потому что фантастическая серия Стайна создана для детей, взрослым, разумеется, ни к чему такое ребячество. Мама читает серьёзные, объемные книги: у неё на столе Бальзак, Чехов...
«Доброе утро, золотце! Вот тебе и 13...»
Мне вручают долгожданную книгу Мари-Од Мюрай «Oh, boy!» На самом деле, возрастное ограничение «18+» сначала немного смутило родителей, но мама разрешает читать любые книги, которые привлекают внимание и кажутся интересными. Иногда мы читаем вместе, как раньше, она даже хвалит мой выбор и доверяет моему читательскому вкусу. «Книжного вора» Маркуса Зусака мы прочли вдвоём, теперь принимаюсь за Мюрай. Пока едем в ресторан, в восторге пробегаю глазами по первым страницам. История захватывает, уже не до дня рождения! Испытываю ли я жалость к героям? Безусловно! Переживаю? Да! Правда ли мне ещё рано читать эту книгу? Ее нельзя назвать тяжелой или очень уж взрослой, я всё понимаю...
Тогда я задумалась над тем, нужны ли современной подростковой литературе возрастные ограничения?
«С юбилеем, солнце! 15 лет — какая же ты взрослая!» Едем в «Читай-город» — сегодняшние подарки выбираю сама. В магазине так и манит «Парфюмер. История одного убийцы» Патрика Зюскинда, вот только «18+» и откровенная картина на обложке не отпугивают, а наталкивают на размышления: о чем это и для кого пишется? Беру ещё романы Давида Гроссмана «С кем бы побегать», Элс Бейртен «Беги и живи». Последняя никаких подозрений не вызвала, о первых двух спросили на кассе: «Это ведь мама будет читать? Тебе ещё рано, девочка!».
Так и получается, что рамки мы устанавливаем сами.
Жизнь шла своим чередом, я читала Давида Гроссмана. Шестнадцатилетний герой Асаф в поисках бежит по Иерусалиму, его приключения сопровождаются встречами с многочисленными людьми — разными и удивительными. Безусловно, повествование становится с каждым шагом опаснее, но захватывает сильнее, и порой думаешь: к чему здесь «16+»? В таких книгах достаточно моментов, которые могут быть не поняты подростками младшего возраста, о многом им ещё не хотят говорить. Чаще всего произведения «16+», «18+» имеют сюжет, который может оказать отрицательное воздействие на детскую психику: жестокие убийства, страстная любовь со всеми ее составляющими, побеги из дома, серьёзные проблемы, вдобавок к этому иногда встречается бранная лексика. Что хотят утаить от нас взрослые, если мы и так когда-нибудь со всем этим столкнёмся? Возрастные маркировки всегда попадаются на глаза, на них нельзя не обратить внимания, однако, в первую очередь сам читатель решает, готов ли он приняться за такое произведение, ведь есть и такие случаи, когда ввиду своего юного возраста некоторые книги мы не понимаем, еще «не созрели» для них.
Сейчас мне едва 16. Недавно я влюбилась в книгу, написанную тремя замечательными зарубежными авторами — Рейчел Липпинкотт, Микки Дотри, Тобиас Иаконис «В метре друг от друга». Эта история тронула меня до глубины души и заставила задуматься о важном. Герои в трудной ситуации: чувства Стеллы и Уилла друг к другу взаимны, но смертельная болезнь девушки становится громадной преградой на пути к счастливым отношениям. Поставленное «18+», думаю, не играет роли при выборе этой книги. Наши родители вполне могут сказать, что это обычная драматизированная сказка о любви, но подростки и молодёжь равнодушными от событий романа не остаются. На сайте ЭКСМО «В метре друг от друга» входит в подборку книг о подростковой любви, тогда кому это в первую очередь читать, если не тинейджерам
www.livelib.ru
Аргументировать, почему издательства вынуждены ставить маркировки, можно законом «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию»: «…литературное произведение любого жанра в печатном и электронном варианте подлежит маркировке в соответствии с возрастными ограничениями». Надписи «18+» и «содержит нецензурную брань» (по Закону «Об утверждении Правил размещения текстового предупреждения о наличии нецензурной брани на экземплярах отдельных видов продукции») должны обязательно быть на обложке, сами книги — обёрнуты в пленку. Меньший возраст можно указать в выходных данных. При этом ограничения и такие действия, как катастрофы, болезни, смерть, самоубийство в произведениях непременно друг другу соответствуют.
Когда мы говорим о том, что издатели не рекомендуют к прочтению некоторые книги детям, до них ещё не доросшим, как не вспомнить шедевры литературы, включённые в школьную программу, но вряд ли соответствующие возрасту старшеклассников? Однажды в списке «Внеклассное чтение» увидела роман «Лолита» Владимира Набокова.Не могу сказать, что книга об отношениях 13-летней «нимфетки» Долорес с взрослым мужчиной Гумбертом была бы понята хотя бы половиной моих одноклассников.
Бегства, испорченное «любовью» детство и не менее испорченная психика ребёнка, не самый лучший пример отца, убийство, жизнь за решёткой и явные отрицательные персонажи с их ужасающими поступками, конечно, не делают хуже этот роман с его необычной сюжетной линией, но подросткам 15-16 лет вряд ли стоит читать «Лолиту».
Так и с романом-эпопеей «Тихий Дон» Михаила Шолохова, где главный герой, Григорий Мелехов, состоит в незаконных отношениях с замужней Аксиньей Астаховой. Её супруг Степан за измену избивает «любимую». Григорий женится по велению родителей на Наталье Коршуновой, испытывающей к нему чувства, но Мелехову нужна лишь одна Аксинья. Его законная жена пытается перерезать себе горло косой, оказывается беременной и несчастной, судьба Аксиньи тоже складывается не лучшим образом.

Ещё один роман «для среднего и старшего школьного возраста» — «Преступление и наказание» Фёдора Достоевского. Родион Раскольников и Соня Мармеладова, столкнувшиеся с безденежьем, находят не лучший выход из тупика. Убийство старухи-процентщицы и деятельность Софьи Семёновны — по возрасту ли нам читать такое?
На сегодняшний день полки в книжных магазинах заставлены так называемой young-adult литературой, и пусть не каждая книга соответствует возрасту юных читателей (как считает издатель), не могу сказать, что это их останавливает или ограничивает, ещё больше интереса возникает при виде аккуратно выведенного числа на красочной обложке. Это число — не запрет, а предостережение, предупреждение, решение же остаётся за нами. Литературу с этих стеллажей читают школьники, студенты, их родители, порой даже учителя, в своём возрасте каждый поймёт одну и ту же книгу по-разному, если она действительно достойная, или не поймёт вообще — это тоже нормально.
Через 2 года мне стукнет 18, вместе с мамой читать не захочется, какие книги в подарок получу — интрига, а формальность «18+» на обложке, к моей радости, уже никого не смутит.
Верстка: Анастасия Волкова, Юлия Горяева