ярослава сухань
Ограничения или возможности?
Мудрость — это не морщины, а извилины.


Виктор Жемчужников

Идея охватывает писателя. Переворачивает весь его мир вверх дном. Наполняет жизнь смыслом. Заставляет гореть. «И как я раньше-то до этого не додумался!» — восклицает творец, и, поддавшись порыву вдохновения, начинает писать. Ему кажется, об этом должен узнать каждый. Каждый должен оценить его идею по достоинству и понять, насколько она гениальна.

Кто же он такой, этот идеальный читатель? Зачастую это кто-то, кто способен понять и разделить мысли, изложенные на бумаге писателем. Возможно, кто-то, кто задумывается о тех же проблемах или находится в похожем положении.

Станет книга хуже или лучше, если он решит добавить немного ненормативной лексики, передавая настроение общества? Или если его герой выкурит сигарету — докажет ли это серьёзность переживания? Приправит произведение жестокостью? Или подумает, что книга для образованного, имеющего своё мнение в разных аспектах жизни человека, скажем, такого, как он сам, не может обойтись без постельных сцен?

У каждого автора свои ответы на эти вопросы. Можно сказать, что без контекста очень сложно понять, ведь книга не держится на одних лишь элементах, перечисленных в абзаце выше.
Что бы из этого он не выбрал, по возрастной классификации информационной продукции книга займёт место в рейтинге от «шестнадцати» до «восемнадцати плюс».

И вот тут возникают споры. Справедливо ли? Оправдано? Правильно? А может, бессмысленно?
Я считаю правильным предупреждать читателя о том, какой вред книга может нанести его психике. Подобная система должна помогать определиться с книгой, но не прививать нелюбовь или боязнь литературы с рейтингом выше усреднённой оценки понимания сверстниками того или иного текста.

Нельзя относить всех читателей в одну категорию, основываясь на одном лишь возрасте. И тем более нельзя столь категорично запрещать покупать «потенциально опасную» литературу. Но можно и нужно предоставлять безопасную возможность выбора, основываясь на индивидуальных особенностях каждого читателя. Таким образом, у каждого будет возможность выбрать любую, приемлемую лично для него книгу.
« Примером послужит широко распространённый жанр young adult. В русском языке его либо оставляют в варианте «янг эдалт», либо называют подростковой литературой. Как можно понять по названию, читателями подобных книг чаще всего становятся подростки. В них говорится о том, как преодолевать этот непростой, безусловно трудный, возрастной период. Если рядом нет взрослого, который смог бы помочь советом, книга — отличный товарищ и собеседник, а её герои — друзья подрастающему читателю.

Очень многие проблемы, с которыми сталкивается подросток в своей жизни, находятся в рейтинге «шестнадцать», а то и все «восемнадцать плюс». Так и получается, что возраст согласия* наступает в шестнадцать лет, но читать об этом можно лишь с восемнадцати. А познакомиться в книге с войной в том виде, в каком она существует в нашем мире, можно, только вступив в призывной возраст. В России пятнадцать процентов подростков начинают курить в тринадцать лет**, но книги, освещающие эту проблему, доступны лишь шестнадцатилетним.
В издательстве «Самокат» вышла серия книг «Недетские книжки». Она рассчитана на подростков, но на книгах стоят маркировки «шестнадцать» и «восемнадцать плюс». Издательство предлагает родителям взглянуть объективно на своего ребёнка и самостоятельно решить, готов ли он читать подобную литературу. Сначала родителям нужно ознакомиться с книгой самим, а потом передать её подростку, предварительно сняв с неё обложку с указанным возрастным ограничением. Таким образом, книгу могут читать не только те, кто подходит по возрасту, указанному в паспорте, но и те, чья психика достаточно окрепла, по мнению родителей.

Я прочитала книгу из этой серии «По ту сторону синей границы» немецкой писательницы Дорит Линке. В ней рассказывается о школьниках, которые предпочли жизни в государстве с тоталитарным режимом власти переплыть Балтийское море. Темы свободы и независимости, силы духа и отваги, выбора и ответственности всегда волновали подростков (и не только их), поэтому я посоветую её прочитать, несмотря на возрастное ограничение.

«Почему? И ты ещё спрашиваешь? Потому что у меня никогда не будет профессии, которую я хочу иметь. Потому что я никогда не смогу говорить то, что думаю. Всегда, всю жизнь придётся врать. И вечно буду отрываться от коллектива. И ещё — тут никто никогда никому ничего не объясняет. Просто выполняй приказы, и всё. „Герр Кушвиц, делайте так-то и так-то! И никак иначе! Возражения не принимаются!" Им нужны не люди, им нужны идиоты!»

Это не книга для лёгкого чтения, к ней нужно подходить осознанно. Она останется в памяти надолго и в решающий момент поможет сделать правильный выбор и постоять за свои убеждения.

То, что предлагает «Самокат» — отличный пример того, что может сделать издательство для своих читателей. Это уже большой шаг к расширению выбора книг для тех, кто младше установленных на них маркировок. Остаётся лишь надеяться на то, что родители пойдут на встречу своим детям и помогут выбрать книгу, которая действительно придётся им по душе.
В то же время, вводятся новые законопроекты, расширяющие круг доступной литературы. Например, ещё год назад был принят законопроект, упраздняющий большую часть существующей возрастной маркировки для произведений искусства и литературы. Обязательной остаётся лишь маркировка «восемнадцать плюс». Вместо ограничений по возрасту, будут использоваться более общие фразы «для детей старшего школьного возраста», «не рекомендовано для детей» и другие.
Для меня лучшим решением этой проблемы станет возможность человеку любого возраста выбирать любую понравившуюся ему книгу. Для этого можно было бы написать на последней странице книги список предупреждений, который объяснял бы, почему она попала именно в такую маркировку. В таком случае, каждый мог бы самостоятельно решить, что для него приемлемо в литературе, а что нет.
Не исключаю также и варианта с более общими формулировками возрастных ограничений. Я считаю, вполне возможно, что в будущем даже маркировка «восемнадцать плюс» может изменить своё название на что-то, что добавит в круг читателей заинтересованных в развитии подростков.