«На процесс. На команду. На дружбу»

Анастасия Пучкова — о подготовке к международной олимпиаде по лингвистике и трудностях дистанционного формата



Беседовала Ирина Добрина
Участие в олимпиаде международного уровня — это вопрос не только престижа, но ещë и невероятной ответственности и усердной подготовки. Действующий тренер сборной России по лингвистике Анастасия Пучкова поделилась в чëм, на самом деле, состоит смысл подготовки, кто такая Орбиталь и как правильно устанавливать веб-камеры для олимпиады.
— Расскажите, как проходит отбор в сборную?

— Нужно пройти много всяких туров: нулевой тур «Традиционной олимпиады по лингвистике», первый и второй – и с прошлого года нужно не просто стать призёром или победителем олимпиады, но и набрать нужное количество баллов – обычно это очень много, скажем, три четвёртых от максимума. И только эти ребята приглашаются на первый и второй тур отбора международной олимпиады по лингвистике. После этого уже можно попасть в «восьмёрку». Учитывая, что в нулевом туре участвуют 6-7 тысяч человек, это очень сложно. Конкуренция огромнейшая, я бы не справилась, да. (Смеётся).
— На словах «сборная России по…» сразу представляются спортсмены с графиком тренировок по несколько раз в день. А как ребята готовятся к олимпиаде?

— Мы тренируемся, на самом деле, не целый день. До обеда они слушают какие-то полуразвлекательные-полуполезные лекции, не направленные на «межнар» (международная олимпиада по лингвистике. —прим. И. Д.), а после обеда решают задачи. Кажется, что они нарешивают тысячи задач, но это не так – они могут весь вечер одну задачу решать и даже её не решить, потому что мы даём очень сложные. Ещё есть домашняя работа, но в целом мы стараемся не переборщить с подготовкой, чтобы к моменту начала олимпиады их не тошнило от задач. Это важно.
— Чем отличается подготовка сборной к международной олимпиаде по лингвистике от подготовки к обычным олимпиадам?

— Тем, что задачи сложнее и тем, что есть командные задачи, а так ничем не отличается — «Традиционная олимпиада по лингвистике» на максималках, да.
— А командные задачи они тоже тренируются решать?

— Ну да, тренировки [нужны] именно для сплочения, для того, чтобы они все не переругались на туре, если вдруг что-то не получается, для того, чтобы узнать у кого какие сильные стороны: этот человек отлично записывает решения — он за это ответственный, а вот этот человек, например, вообще не может обсуждать, он сам делает, поэтому ему нужно выдать кусочек задания и сказать: «вот, следующий час ты это делаешь». Сразу же это не понять, только с опытом приходит.
— Олимпиады международного уровня — это всегда большая ответственность, а учителям часто вменяют в вину неудовлетворительные результаты их учеников. На вас ответственность не давила?

— Я никогда не чувствовала этого, что на мне есть какая-то ответственность — я скорее всегда просто получала удовольствие от общения с детьми, и у меня никогда нет цели добиться золотых медалей. Я всегда очень сильно радуюсь, когда мы их получаем, и — дети не дадут соврать — я просто самый эмоциональный человек на награждении: рыдаю, ору, меня трясёт! Мне кажется, я волнуюсь больше, чем они.
— Если нет цели добиться золотых медалей, то в чём заключается смысл подготовки?

— В процессе подготовки наша задача, чтобы все обязательно что-то узнали, чтобы подготовка не была бессмысленной. Потому что на что-то настроиться в олимпиаде по лингвистике, мне кажется, невозможно и, как бы ты ни готовился, результат может быть любой: например, ты тренировал задачи на числительные, а на олимпиаде ни одной задачи на них нет. Но если дети наши что-то полезное, умное узнали на сборах, решили какую-то сложную задачу — всё это хороший результат.
— То есть, получается, подготовка больше направлена на сам процесс обучения?
— Да! На процесс. На команду. На дружбу.
«Белка» и «Стрелка»: команды, представлявшие Россию на МОЛ
источник: vk.com


— Для ребят их команда — это формальное объединение или командный дух всё-таки ощущается?

— Да-да, они крепко дружат. Команды всегда очень сплочаются. Я переживала в этом году, что, поскольку мы были в «Менделеево» (учебно-спортивный комплекс в Подмосковье. — прим. И. Д.) и нас там было 30 человек, то команда будет внутри себя не очень сплочённой. Обычно подготовка ведётся большой компанией, но затем мы маленькой группой уезжаем в какую-то страну и там, конечно, мы друг от друга не отходим, всё время проводим вместе и всё такое.

А тут я боялась, что все будут как-то не командами, но это вообще зря, в итоге всё было супер: все командами общались. Ну как, почти все. У нас были девочки, которые меньше общались с другими, но тоже иногда к нам приходили.


– Получается, команда – это большая семья. А есть какие-то «семейные» традиции?

— Обязательно. Они меняются периодически. Я знаю, что раньше была такая традиция: поскольку подготовка обычно ведётся в Эстонии, в Усть-Нарве (Нарва-Йыэсуу. —прим. И. Д.), то там можно взять экскурсию в Таллин, где есть место под названием «мол», а МОЛ ещё — это международная олимпиада по лингвистике. И вот была традиция — всегда перед олимпиадой ходить на мол, но это мы уже не делаем.

Потом была традиция, когда после туров тимлидеры (тренеры команд. —прим. И. Д.) покупают всем мороженое. В этом году я купила всем — тем, кто захотел — мороженое, кто захотел кофе — купила кофе. В Корее у нас появилась ещё одна: мы перед турами, в ночь, смотрим «пупы» (серия видео "RYTP" на канале "ValorMainStream". И. Д.прим. И. Д.), особенно смотрим пуп «Такая прямая», и мы считаем, что это нам очень помогает.
— У многих спортсменов также есть свои талисманы. У сборной по лингвистике он есть?

— Да, у нас тоже есть талисман – Орбиталь, которую мы купили перед Чехией. Такая кошка с очень длинными лапами и на ней какие-то планеты нарисованы. Она уже на трёх МОЛах, получается, была.

[фото: vk.com]

А ещё у нас был флаг России с сочинской олимпиады (Зимние Олимпийские игры 2014 — прим. И. Д.). Мы всегда в этот флаг кутались, махали им. В Чехии он был, в Корее он был, в этом году он был – мы его потеряли в Москве. Но надеемся, что это нам не испортит потом статистику в будущем.

— В этом году в связи с пандемией Международная олимпиада по лингвистике проходила в дистанционном формате. Расскажите об особенностях процесса написания олимпиады.

— Да-да, мы писали в Подмосковье, хотя должны были поехать в Латвию, и ребята были в аудитории, где сидели независимые дежурные. Ещё была веб-камера, где на связи находились члены жюри и тоже наблюдали, чтобы независимые дежурные не становились зависимыми и не подсказывали.

Я вот с вечера готовила аудитории для туров: ставила парты так, чтобы там соблюдались требования «два метра друг от друга» и чтобы ещё веб-камеру установить так, чтобы всех было видно. А ещё нужно было, чтобы всю олимпиаду звук был включëн у зума, чтобы если вдруг дежурный говорит что-то ненужное, непотребное и подсказывающее, это сразу было слышно. Звук отключать было нельзя.
— Как много сложностей. По линейке ничего не вымеряли?

(Улыбается). Практически вымеряла.
— Дистанционный формат соревнований обычно запоминается различными курьёзными моментами. У вас такое было?

— Нет, совсем курьёзных, наверное, не было. Единственное, на командных турах мы получили очень странную инструкцию, в которой было два пункта. Пункт один: тимлидеры ни в коем случае не могут заходить в аудитории, где участники пишут олимпиаду; пункт два: если дежурным нужно выйти в туалет, их могут заменить тимлидеры, и дальше не понятно, как это вообще возможно. Но в итоге я заменяла, да, и были моменты, когда я находилась в аудитории с детьми.

Это вообще впервые такое. На обычных олимпиадах — в Корее, в Чехии — там невозможно было не то что находиться в аудитории —руководителям команды в здание нельзя было заходить, где дети пишут олимпиаду! Как будто мы действительно могли через несколько этажей передать какую-то информацию телепатически.
— Что больше всего запомнилось на этой олимпиаде?

— Как веб-камеры устанавливали. У нас был экран для проектора и штатив, на который он вешается. Мы сняли экран и скотчем примотали на штатив камеру, чтобы она повыше располагалась – это на индивидуальном туре.

На командном туре ребята уже были в других аудиториях — там нужно было всё заново настраивать, чтобы всех было видно. В одной мы приматывали камеру к фортепьяно скотчем, в другой — к доске маркерной. Было интересно.
— После вашего рассказа складывается ощущение, что Международная олимпиада по лингвистике обладает своей особенной «магией». На ваш взгляд, в чём она заключается?

— Мне кажется, что нет никакой магии. (Улыбается). Это просто закономерное завершение долгой работы.

И, конечно, мы поддерживаем командный дух, поэтому для ребят МОЛ — это место, где есть друзья. По крайней мере, мы стараемся, чтобы это было так.
Верстка: Ангелина Ларичева