СЕВИЛЬЯ САРЫЕВА



Мамина радость
Стоял морозный солнечный день. Варвара Заботина, мама лучшего (как она сама считала) ребеночка на свете — Димочки, — вышла с сыном на прогулку. Уставившись в телефон, она села на мерзлую скамейку возле детской площадки. Димочка медленно бродил среди деревьев неподалеку. Вообще Варвара была Димочколюбом и всячески его опекала, что в наше время просто прекрасно и необходимо. Мимо скамейки проходили девушки с колясками, пробегали школьники, гуляла молодежь. Из этой редкой толпы грациозно выплыла женщина с усталой осанкой и тусклыми брюками. Это Людка из третьего подъезда, соседка нашей Вари. Аккуратно присев на скамейку и заставив Варвару оторваться от телефона, начала дискуссию на тему «Как прошел твой день, что мне, в принципе, не очень важно»:


— Ну давай, рассказывай.
— Разбудив своего ненаглядного сыночку, я помчалася кашу варганить. Людка, приготовила я, и что ты думаешь? Димочке она снова понравилась! Ой, я так давно не радовалась! А дальше-то че было, щас закачаешься. Я ему говорю: «Димочка, собирайся, пойдем в кино с тобой, хоть с мамулей побудешь немного». Одела его тепло: шапочку, курточку, треники, не, ну а мало ли. Вышли. На улице мороз дичайший. На премьеру пошли с ним, боевик вроде. Да ты не отвлекайся, слушай дальше. Значит, подходим мы с ним к кинотеатру, там народу куча, шашлыки, шарики всякие и детей нет почти, чудо! Ну, я не расстроилася, да и Димочке с мамой лучше, безопасней, потеряется еще, тьфу ты, не дай боже.


— Да, понаделают премьер всяких. Вон, я со своими в парк вечером ходила, там эти сноубордисты — или как их там? — орали так и досками своими громыхали, вообще беспредел. Че с молодежью творится? — сказала Людка.

«У нее два спиногрыза мелких, не то что мой Димочка», — подумала Варвара и возмущенно продолжила:
— Ой, Люд, не говори, вообще хамло растет какое-то. Дак ты дальше-то слушай, я просто в шоке. Подходим мы, значит, к кассе. Ну как подходим, я Димочку за собой волочу, а там очередь — жуть. Молодежь, бабульки, пары — да какого сброда только не было. Я стою, не знаю, что и делать-то в этакой ситуации. Да я ради него на все готова, ты же, Людка, знаешь. Ну и подходим мы к кассе, обгоняя людей, а там девушка какая-то билеты покупает. Ну я ей и говорю мол: «Девушка, дайте нам билеты купить, у меня ребенок». А у нее такое изумление на лице, сразу видно: детей нет, материнское чувство опеки и заботы отсутствует. Дак ты прикинь, она мало того что не отошла, еще и перечить стала: «Женщина, я никуда не уйду, я в этой очереди давно уже стою». Во люди пошли, я в шоке просто. Стерва, нахалка какая, а. Вообще не считается с людьми. Мать с ребенком пропустить не может, я фигею просто с таких. Да как она вообще посмела?! Мы пока собачились с ней, билеты кончились, ты прикинь?! Пришлось идти в сам кинотеатр. Подходим к пропускающей в зал, пытаемся пройти, а она ни в какую. «Женщина, пустите, что вы себе позволяете?» — а она мне нахамила в ответ.


— Да ладно? Серьезно, ну что за народ пошел!


Варвара закатила глаза и картинно всплеснула руками:


— Она мне: «Женщина, у вас билетов нет, я не могу вас в зал пропустить». А я ей: «Девушка, вы не видите, я мать, я имею право, пропустите. Димочка очень хочет посмотреть этот фильм, женщина, вы ведь тоже мать, должны понять. Что за неуважение? Вам что, жалко какого-то кино? Вы бесчеловечные все, не уступаете женщине с ребенком. У меня и так времени мало, ну-ка живо нас пустила!»


— Да, Варь. Сочувствую тебе, кошмар творится вообще.
— Да, не говори. Дим, Димочка, подойди, поздоровайся с Людочкой, соседкой нашей.
Из-за потрепанной временем железной горки, переваливаясь с ноги на ногу, шел навстречу маме мужчина лет 30 с небрежной, слегка запутанной колючей бородой.
— Да, мам, конечно. Здравствуйте, тетя Люда.

Верстка: Владимир Сафронов