Севостьянова Мария
Филолог во мне говорит
Photo: jarmoluk/Pixabay
«Они всё ещё верят в слова»
Варлам Тихонович Шаламов
«Вакхическая песня» Лоренцо

«Праздник длится бесконечно» — закончилось время, не движется Солнце, оно осталось слишком высоко, поэтому даже теней больше нет. Медленно шёл осёл с Силеном, но и он теперь стоит. Больше ничего и никогда не зашевелится, потому что где нет конца — там нет и начала.
Fonstola.ru
Всё стирается: пространство может существовать только в связке со временем, потому теперь и сыпется. Праздник жизни перестает быть таковым, как только становится статичным, ведь он полностью исчезает, так что в «Вакхической песне» нет ни динамики, ни статики: самого события не существует.

Аннибале Караччи, Триумф Вакха и Ариадны (галерея Фарнезе, Рим, 1597-1604)
Нравится живи беспечно:
В день грядущий веры нет
Но текст остается, что написано пером — не вырубишь топором. С текстом остается и образ праздника, но он для читателя – сказка, двумерное полотно. Автор выталкивает читателя, а вслед кричит:
Но это в остановившемся мире. У героев не может быть веры в будущее, потому что у них нет времени: они моментальны (существуют в одном только моменте). А читатели не слышат, потому что между ними и поучающим целое измерение.

Лоренцо играет, он не дает никому услышать этот призыв, а услышавшие да исчезнут.

Нет никакой перспективы в праздном мире, потому что любое движение там запрещено. Это все ловушка, капкан. Все мертво и медленно загнивает.
Alexandr Kryazhev
Поэт во мне говорит:
Очень боюсь не связать слов,

потому что раньше сплетала их из любви,

а сейчас нет новых петель и узлов,

только память, хочешь — ее криви.



Память о ладане, как о начале мира

хитросплетений всех слов и снов.

Любовь заносила слова до дырок,

прошу не читать стихи без покрытых ими голов.

Ничего нет кроме текста

и обстоятельств время-место.
Полотенце чище снега,

и в окне сверкает Вега.

Рыбы нет, здесь только камень,

взгляд на камень панорамен.

Текст — это, во-первых, крик в бочку синюю,

металлическую, некрасивую,

истошно. Во-вторых,

это заполнение «пустоты пустых»

не помещений, но чувств.

В-третьих, это неописуемый вкус,

и ещё много разных в-...



Вот лето, иду по траве

влюбленная, но в этом и суть.

Июль, до августа астр совсем чуть-чуть.

И бочке не крикнешь внутрь:

там воды перламутр.



А сейчас — зима, и ёмкости все пусты.

Остаётся только крик до хрипоты.

Greg Rakozy
Иногда они говорят одновременно, и тогда я путаюсь. Иногда – друг с другом. Но у них нет разговоров не о словах.
Верстка: Кузнецова Эвелина