Юлия алексеева
Расскажи мне о море...
Сергей Бровкин
Море — это вечное движение и любовь, вечная жизнь.
Жюль Верн


Я расскажу тебе о море. «Море было большое», — именно так выразился А. П. Чехов в разговоре с И. А. Буниным. Казалось бы, простое, детское описание, но в тоже время такое полное, что и добавить нечего. Можно сказать, что море глубокое, бездонное, бескрайнее, но ничего из этого не опишет море как природную стихию. Если море не выразить в едином слове, то можно ли выразить чью-то душу? Понять чей-то характер? «Чужая душа — потемки», на мой взгляд, справедливое высказывание. Но если человеческое нельзя выразить, так же, как и нельзя выразить природное, то наверняка их можно сравнить. Одно сходство уже налицо.

J. Kopania

Г. М. Манизер «Анна Каренина«
Человек-стихия, Женщина, «вечное движение» и жажда любви… Так, и только так я могла бы описать Вам мою любимую героиню русской классической литературы — Анну Каренину. Часто в школе, когда говорят о женском персонаже, который близок природе, вспоминают Татьяну Ларину, Наташу Ростову или даже Асю. В эти моменты в душе моей начинает подниматься волна протеста. А как же Она? А почему Её нет? Неужели Она не близка природе? Неужели они не видят, что черные кудряшки её волос так и вздымаются «всегда непослушные» и непокорные, как море. В 1920 году, через много лет после публикации романа Л. Н. Толстого, Марина Цветаева напишет стихотворение «Кто создан из камня, кто создан из глины…» На мой взгляд, если и сравнивать Анну с другим персонажем, то только с лирической героиней Цветаевой.
«Мне дело — измена». Изменчивый характер Анны, раскрывающийся в сценах объяснения с мужем и любовником. Её отличие от дам высшего света, которые созданы «из камня и глины», в то время как она серебрится и сверкает. Все это рисует в моей голове образ, сперва неясный, расплывчатый, затем все более четкий, и… «о Боже», ну, конечно, море, что может быть еще. Её своеволье пробьется сквозь все сети, кроме одной, но об этом позже.
Так что же роднит главную героиню романа и море? Или всё это просто выдумка? Нет, знаете, я хочу верить, что это правда. Начиная с внешности Анны Карениной, которую Толстой описывает с таким вниманием к малейшим деталям. В каждом сантиметре её туалета, прически, улыбки, чувствуется что-то необузданное, стихийное, морское. «Она была необычайно красива», поэтому Вронский видит в Анне нечто необыкновенное, восхищается ей, но не может с ней совладать, и она «поглощает» его. «Блестящие, казавшиеся темными от густых ресниц, серые глаза…» — поразительно, что серые глаза в обрамлении темных черных ресниц так похожи на омут, в котором не только Вронский, но и черти бы утонули. А её наряд на балу: «Анна была в черном, низко срезанном бархатном платье, открывавшем её точеные, как старой слоновой кости, полные плечи и грудь и округлые руки с тонкою крошечною кистью. На голове у нее, в черных волосах, своих без примеси, была маленькая гирлянда анютиных глазок и такая же на черной ленте пояса между белыми кружевами. Прическа её была незаметна. Заметны были только, украшая её, эти своевольные короткие колечки курчавых волос, всегда выбивавшиеся на затылке и висках. На точеной крепкой шее была нитка жемчугу».
Александрова Т. С.
Интересно, что если посмотреть на цвета, преобладающие не только в наряде, но и во всем образе Анны, то можно заметить примечательную деталь — доминирование черного цвета. Черное бархатное платье, лента, черные «своевольные колечки» волос. Кстати о платье, черный бархат — невероятно податливая ткань, которая полностью обволакивает фигуру, точно обнимая её своими мягкими черными лапами. «Черное море», первая мысль, которая пришла мне голову после прочтения этого фрагмента. Действительно, все сходится с портретной точностью: плечи и грудь слоновой кости — морские волны, обрамленные ниткой жемчуга.
NorthernSky
Закономерно, что если разговор зашел о природном в человеке, то надо объяснить, что для меня значит природное и природа в целом. Природа — это дикая, непредсказуемая, нерациональная стихия и чувственность. Она может быть благосклонна и располагать к себе, но, в то же время, она может измениться и в одну секунду разрушить всё до основания, поглотить и убить… Она может плакать «золотыми слезами» и смеяться солнечными зайчиками, она может злиться ураганами и быть спокойной и ласковой, как штиль на море.
Кристофер Паолини сказал: «Море — это воплощенная чувственность. Море умеет страстно любить и ненавидеть, умеет смеяться и плакать. Море отвергает любые попытки связать его заклятиями, сбрасывает любые оковы. Сколько бы ты о нем ни рассказывал, всегда найдется нечто, о чем ты и помыслить не мог…» И сколь ни была бы моя версия неубедительной, для меня Анна Каренина навсегда останется морем.
Верстка: Берянева Анастасия