Яна Панченко


Образы романа Оруэлла как возможное будущее
Читая роман Оруэлла «1984», современный читатель может представить свое возможное будущее, основываясь на действительном настоящем. Такие пугающие изобретения из произведения, как телекран, речепис, а также постоянное наблюдение и слежка за мыслями уже не кажутся нам чем-то несбыточным. Какие-то вещи давно присутствуют в нашей жизни, чему-то еще только предстоит появиться в ближайшем будущем.
Конечно, в действительном мире пока все обстоит не так плохо, как в вероятно пророческой антиутопии Оруэлла. В настоящее время у нас есть возможность свободно думать (при условии, что мысли остаются при себе), потому как в реальной жизни пока не изобретен телекран, способный уловить каждое слово и прочитать мысли. Однако и без него достаточно технологий, выполняющих аналогичную функцию: например, прослушка сотовых телефонов и программы для взлома аккаунтов в социальных сетях. А ведь наши разговоры и сообщения и есть отображение наших мыслей; то есть, фактически в наши головы заглядывают так же, как и в реальности «1984». У нас есть своя полиция мыслей. И если раньше такие программы были доступны только представителям спецслужб, то теперь едва ли не каждый человек может воспользоваться ими.
Как же люди допустили всестороннее проникновение в их личную жизнь? На самом деле очень просто. Мы по возможности пользуемся всеми новейшими изобретениями: они кажутся нам остро необходимыми, модными, без них выделяешься из общей массы. Однако современные технологии, которые должны служить на благо человечеству, делать жизнь проще и увлекательней, работают также против нас. Например, возьмем службы геолокации на смартфоне. На первый взгляд, очень полезная программа: если вдруг потеряешь телефон, то его легко можно найти с помощью доступной всем функции. С другой стороны, нас так же просто может отследить практически кто угодно, и спрятаться уже невозможно ̶ телефон всегда с нами. В некоторых случаях для проникновения в частную жизнь даже специальные программы не нужны. Мы сами с готовностью делимся своей личной жизнью и мыслями в социальных сетях.
Разработчики постоянно добавляют новые возможности. Мы радостно принимаем новшества, тем самым делаем себя еще более беззащитными. Абсолютно чужой человек беспрепятственно узнает подробности нашей личной жизни, просмотрев аккаунт в социальной сети и прочитав нами же написанные посты, или просто пролистывает фотографии, тем самым получая довольно много информации.
Кроме опасений за нарушение приватности есть еще один страх: свобода слова стала очень ограниченной. Казалось бы, можно открыто высказывать свою точку зрения в социальных сетях, никто ведь не запрещал. Только почему же тогда нас все время заставляют думать о том, что пишем, напоминают, что все, выложенное однажды в сеть, навсегда остается в памяти интернета даже после удаления? Мы ведь даже не работники СМИ, пишущие о политике и экономике, для которых количество запретных слов и тем постоянно растет. Мы просто хотим делиться своими соображениями, творчеством. В наше время поговорка «молчание ̶ золото» становится действительно актуальной, только стоит немного перефразировать на «молчание — жизнь». В романе «1984» есть такое высказывание: «Противозаконного вообще ничего не существовало, поскольку не существовало больше самих законов». В некоторой степени оно может описать нынешнее положение вещей: нам заявляют, что свобода слова действительно существует, можно спокойно выражать свои мысли. Однако главный герой, Уинстон, почему-то боится, что «не запрещенный» дневник все же найдут. И волнуется он не зря. В случае обнаружения дневника Уинстона «ожидает смерть или, в лучшем случае, двадцать пять лет каторжного лагеря», как и любого нарушителя порядка. Получается, что свободу никто не ограничивает, но на самом деле её не существует, это иллюзия.
Вот только запрет на свободу мыслей ведет к отупению. И от этого Оруэлл старается уберечь будущее поколение. Без возможности размышлять, воображать, творить, мечтать, иметь другую точку зрения, обучаться, быть индивидуальностью человек несомненно глупеет. Большинство людей в обществе, сконструированном писателем, забыли, как писать. Для этого у них есть речепис, который все самостоятельно запишет под диктовку. Они не раздумывают о чем-либо, не мечтают. Зачем? Существует единый порядок для всех, не имеет смысла напрягать мозги и думать. «Личность и индивидуальность отрицаются в пользу коллективного разума. Наличие собственного мнения приравнивается к эгоизму... Каждый знает только то, что разрешает партия, даже подпольная литература доступна исключительно с её ведома и по её приказу», — такая политическая система в обществе имеет сходство с тоталитаризмом в СССР. Стремление к всеобщему равенству, плакаты с лозунгами и портретом всевидящего и всезнающего Старшего Брата только усиливают это сходство.
В романе нам представляется будущее, которое уже частично стало настоящим, значит мы также возвращаемся назад в прошлое. В одно время с новыми технологиями сосуществуют: запреты, режим экономии, партия, плакаты с лозунгами — все это призраки давно минувших дней, напоминающие о Советском Союзе. Кто-то скажет, что жизнь тогда была очень даже хорошей, был порядок, возможно, даже какая-то уверенность в завтрашнем дне. С этим нельзя поспорить: не сказать, что жизнь в СССР была полнейшим ужасом. Только вот возвращаться обратно мало кому хочется. Строгость порядка того времени практически отбирала возможность самовыражения. Коллективизм и стремление подогнать всех под один уровень отнимали индивидуальность и тормозили личное развитие. Хотя, если задуматься, и сейчас мы не так сильно отличаемся друг от друга. Тем более, когда бездумно начинаем следовать трендам, нравятся они нам или нет.
Тем не менее, сложно представить современное общество в условиях такой системы; слишком уж мы полюбили свободу и привыкли к ней. Даже небольшое ущемление прав человека вызывает недовольство, в стране развивается оппозиционное движение. Но когда в истории роптание народа мешало правящей власти? Никогда. Вот только ничем хорошим такое противостояние ни разу не заканчивалось.
Фото: dimeloconfloresamarillas
Иллюстрации: Елизавета Васюра; Nicky Spaulding
Верстка: Елизавета Васюра