АЛИНА КОННОВА
Наша профессия бессмысленна без фанатизма
Интервью с Тарасом Белоусовым
Тарасу Белоусову, старшему преподавателю кафедры актерского мастерства в ГИТИСе, недавно исполнилось тридцать. Он уже открыл и воспитал много молодых талантов. Фактически — в ущерб собственной карьере и таланту.

Тарас Белоусов
— Тарас, с нашей последней встречи прошло уже около двух лет. Тогда вы сказали, что работа в лагере «Живая классика» это не работа ради денег, это работа для души…
— Да-да. В этой профессии можно только любить своё дело. Здесь бессмысленно быть без фанатизма.

— Значит, вы разделяете работу для души и работу ради заработка?
— А вот это не так. Я всегда берусь за дело, если оно мне интересно. Работа для заработка бывает очень-очень редко. Но, честно говоря (смеется), такое случалось. Это была съемка в двухминутном эпизоде. То есть хорошие деньги за двадцать минут. И к тому же я всегда хотел попробовать себя в историческом фильме. Снялся там, но никакого удовольствия.
А так весь мой заработок состоит только из любимого дела. Никогда не было мысли: «Господи, опять на работу!» К своим студентам в ГИТИС я лечу. А перед сменой в «Живой классике» думаю: «Быстрее бы лагерь, быстрее бы мастер-классы». Я жду свою работу, понимаете?

Сетевое СМИ АртМосковия
Фото: Мария Пешкова
— То есть вам нравится заниматься именно педагогикой? А как же режиссура?
— Люблю педагогику. Я живу этим. Хотя никогда не думал о том, что хочу заняться воспитанием молодых талантов. Всегда считал, после ГИТИСа будет только режиссура. Я себя искал долго. Очень долго. В педагогику меня привел друг. И я понял: вот оно, мое!
Суть в том, что нужно не только поставить какую-то сцену, но и на этой основе дать ребятам школу, раскрыть их. И это, конечно, лабораторная работа, ведь приходится работать с разными детьми.

— А что вы скажете о работе с ребятами в лагере «Живая классика»? Труднее, чем со студентами ГИТИСа?
— Конечно, вся моя творческая энергия сконцентрирована на студентах. Уже пошел тринадцатый год моих отношений с ГИТИСом. И это мой дом, мой кислород. С этими девушками и парнями мы проходим важный путь в их жизни, и многие становятся очень известными.
Но как же всё-таки я люблю лагерь «Живая Классика»! Я всегда говорил, что люди делятся на две категории: те, кто был в лагере, и те, кто упустил многое в своей жизни. Отношу себя к первой категории. Я влюблен в лагерную атмосферу. Представьте, я до сих пор общаюсь с друзьями из моего первого лагеря. Мы познакомились, когда мне было семь лет. А прошло уже двадцать три года!
Мне там очень легко работать, потому что я знаю эту систему изнутри. Как рыба в воде.


Заполярный вестник
Фото: Денис Кожевников
— Я так понимаю, что вы сразу согласились на предложение, поступившее от фонда «Живая классика»?
— Я попал в проект три года назад благодаря Дмитрию Владимировичу Брусникину, с которым познакомился во время летней международной театральной школы. Там же подружился с Лёшей Розиным, актером из команды Брусникина.
И вот спустя год мне звонит Лёша и говорит, что Людмила Петрушевская ищет молодого педагога. Нужно поставить спектакль с финалистами какого-то литературного конкурса в лагере «Орлёнок». Я согласился, хотя даже название «Живая классика» не сразу запомнил (смеется).

И как же приятно, когда они, добиваясь чего-то большого, говорят, что такими сделал их ты.
— Значит, вы больше любите вкладываться в других людей, нежели заниматься своей режиссёрской карьерой?
— Да, совершенно верно. С любовью в сердце я выпускаю своих учеников. И как же приятно, когда они, добиваясь чего-то большого, говорят, что такими сделал их ты. Что может быть большей радостью для педагога? Приходя к ним на премьеры, ты себя не чувствуешь ущемленным, ты чувствуешь себя таким серым кардиналом. Понимаешь, что знаешь о них всё, знаешь их настоящими. Прокручиваешь в голове тот путь, который прошел вместе с ними. И это — чувство абсолютного счастья.

— Вы преподаете в творческом лагере «Живая классика» в театральной школе «Талантино», руководили студией «Литер-ART». А ведь и то, и другое — программа «Мы ищем таланты»!
— Да, причем в самых отдаленных регионах нашей страны. Хотим, работая с ними, показать, что в столице не все куплено и не нужно бояться пробовать. И если действительно захотеть, можно постараться, приехать и поступить. В этом году «Живая классика» была в Норильске. Я проводил мастер-классы ребятам, мы занимались по четыре часа в день. Уже летом я увидел их на пробах в ГИТИСе!
Институт стал партнером проекта. Сейчас мы создаем все условия для талантливых ребят. Они нам нужны.

— Тарас, а что же ваша собственная творческая карьера? Как быть с ней? Ведь театр для вас начался со школы.
В школе был кружок «Мир сказок». Заниматься мне было нечем, никаких развлечений, сложные 90-е. И друзья затащили меня туда. Мне сразу понравилось. Я практически окончил две школы: общеобразовательную и театральную.

— Чем же вы там, в театральной школе, занимались 10 лет?
— Прекрасная женщина, Ирина Сергеевна, учитель музыки, ставила с нами спектакли. Она непрофессиональный режиссёр. В то время еще не было распространено использование тренингов по актёрскому мастерству, но, если она что-то находила, старалась попробовать это с нами. Мы читали книги, смотрели фильмы, сами придумывали спектакли, сцены. В нашей группе было человек 300. Понятно, что с годами кто-то бросал это дело, а мне все больше нравилось.
Когда я был в восьмом классе, мы стали ездить на театральные фестивали в Подмосковье. Четыре года подряд наша группа участвовала в конкурсе «Друзья Мельпомены». Это важный этап в моей биографии. На этом фестивале любительских театров присутствовали профессионалы. Они проводили мастер-классы по актерскому мастерству и режиссуре. Там мне объяснили: в театре не играют — вкалывают. И я понял, это по мне.

Там мне объяснили: в театре не играют — вкалывают. И я понял, это по мне.
Фото: Мария Кособокова
— Какую главную истину жизни до вас донесли учителя ГИТИСа?
— Сергей Анатольевич Голомазов на протяжении всех занятий говорил: «Режиссура — это не профессия, это образ жизни. Здесь нужно выкладываться на сто процентов, а лучше на двести. Театральная жизнь — это не тусовка, как принято считать, изнурительный труд двадцать четыре часа в сутки».

— Когда в феврале вы поздравили меня, одну из своих воспитанниц, с днем рождения, я была поражена. Неужели вы помните всех своих учеников? Ведь их за столько лет работы должно быть сотни.
— Да, помню всех до единого. Конечно, следить за жизнью каждого у меня не получается. Но я считаю свои долгом поздравить с днем рождения каждого «своего ребенка». Пусть смена длится три недели, и кажется, что это очень мало. Но я там такой энергообмен получаю!.. И так приятно потом видеть, как вы развиваетесь, поступаете в престижные учебные заведения! Как вы взрослеете.

Верстка: Мария Селюкова