Маргарита коробкина

Нам рано думать

Месяц назад в шоу «Умный Петербург» ведущие задали вопрос родителям: становятся ли подростки глупее из-за использования гаджетов?
80% опрошенных ответили «да».


И это все-таки правда?
Конечно, нет научного доказательства того, что техника отрицательно влияет на мозг ребенка. Но все же многие тратят огромное количество времени на бесполезное пользование гаджетами: игры, соцсети...
Они тратят время, которое могли бы посвятить образованию. Так что если говорить обобщенно, то некоторые дети, действительно, могут глупеть из-за гаджетов.
Но являются ли только гаджеты и время, которое дети тратят на них, причиной снижения уровня интеллекта? Или этому способствуют и законы? Например, маркировки «16+»?
Валерия Смирнова
Куратор в ОЦ «Сириус»
«Возрастные ограничения, безусловно, нужны, так как психика ребенка не сформирована до конца, а просмотр картин, чтение книг могут повлиять не только положительно, но и отрицательно. Человек, у которого не сформировано мировоззрение, копирует не только поведение своих родителей, но и поведение персонажей книг, фильмов и сериалов. И при неумении фильтровать, что хорошо, а что плохо он может повторить и отрицательные поступки героев».
Но иногда возрастные ограничения выглядят абсурдно. Так, например, курящий волк в «Ну, погоди!» обеспечил детскому мультфильму маркировку 12+.
Но если 13, 14, 15-летние подростки прочувствовали, полюбили классические произведения, если они хотят посмотреть фильм, то почему ограничения как бы говорят им: «Нет искусству!»?

Маркировки появились даже на билетах в театры и выставки. На билете на интерактивную выставку в Михайловском замке Санкт-Петербурга «Романтический наш император», посвященную Павлу I, поставили ограничение «12+». Таким образом ее организаторы запретили ее к просмотру детям 10 и 11 лет. Тут им уже как будто заявляют: «Нет знаниям!»
С каждым годом новое поколение должно изучать больше, чем предыдущее. Поэтому неудивительно, что дети развиваются быстрее. Но им будто закрывают двери к искусству. Их будто пытаются держать за незримой железной стеной.

Если мы начнем изучать классику, серьезные произведения только после 16 или даже 18 лет, то что случится с нами? До совершеннолетия мы будем читать детские произведения — и вдруг на голову «свалятся» Толстой и Пушкин?

Предыдущее поколение жалуется, что мы, подростки, не читаем, не смотрим хорошие фильмы, не ходим в театры.
Но что они хотят, если нам запрещают ходить на экранизации, запрещают читать то, что хотим? Зачем же тогда говорить о нашем «потерянном в Интернете поколении»?

Может, отчасти причиной нашего «слабого развития», как говорят очень многие, является вовсе не компьютер, а те самые ограничения?
А постоянные замечания взрослых: «И что, вы понимаете, о чем пишет Достоевский?» или «Вы думаете, что осознаете смысл "Вишневого сада?"»... Что же? Неужели сейчас нам рано думать?
Елизавета Фетюкова
Участник смены в ОЦ «Сириус» по направлению «Литературное творчество
«Когда мне было лет тринадцать, то в школьной библиотеке мне не дали прочесть Хемингуэя»
Елизавета Фетюкова
Участник смены в ОЦ «Сириус» по направлению «Литературное творчество
«Когда мне было лет тринадцать, то в школьной библиотеке мне не дали прочесть Хемингуэя»
Лично я тоже не раз сталкивалась с ситуацией, когда в магазине мне не продавали книги. Например, роман Оскара Уайльда «Портрет Дориана Грея».
Нам постоянно намекают, что в силу возраста мы не должны читать Набокова или Булгакова. Да, возможно через несколько лет мы по-другому поймем смысл этих книг. Но наша подростковая точка зрения тоже имеет право на существование. И даже если какие-то аспекты книг мы и не осознаем, то их чтение точно не испортит нас.

Не приближаемся ли мы к тем антиутопиям, где книги находятся под запретом? Не наступит ли скоро «1984» год, о котором нас предостерегал Оруэлл?
Верстка: Полина Скалкина