Карина Аймухамбетова
Что ждёт нас за поворотом: утопия или антиутопия?
Прежде чем рассуждать о будущем, хочется поразмышлять о роли коммуникаций, которые определяют ход нашей жизни.

В утро очередного дня каждый из нас просыпается с разными чувствами. Но все мы в равной мере хотим иметь в жизни что-то личное, сокрытое от других. То, что будет делать нас нами, а не всеми.

Вспомни ситуацию: ты, многогранная и уникальная личность, с упоением включаешь телевизор и тянешься к прекрасному смартфону. Для тебя это уже отработанная схема. В один миг весело загораются холодные экраны, настораживают своей безликостью. Вдруг телевизор предлагает программу по твоему вкусу, которую ты смотрел и вчера, просто поставил на паузу; сегодня наконец досмотришь продолжение. Удобно, мило, как в сказке. Тут же умный телефон приветливо шепчет тебе, куда бы ты мог пойти сегодня. И вдруг ты замечаешь, что гаджет с точностью до сантиметров определил, где ты был вчера.
Тебе, конечно, кажется, что все под твоим контролем. Удобные опции в любимых устройствах, которым мы так доверяем, не могут вызывать никаких подозрений. Но вот у тебя уже не получается удалить фотографии из общего хранилища, как будто они нужны кому-то ещё. Затем ты обнаруживаешь, что лампочка камеры твоего ноутбука тревожно мигает и говорит о включенности, хотя камера закрыта. Паранойя, сказки, бред? Ничто из этого. Если обратиться к этому вопросу, можно найти много неприятных ответов. Нам так удобно жить в сетевой паутине, что при виде паука мы улыбаемся. Почему это происходит? Нам говорят, что тотальное отслеживание в сети частных переписок и всех данных ведется ради нашей безопасности. Утверждают, что это необходимо, чтобы бороться с кибертерроризмом, во имя мира, во имя жизни. Но стоит задуматься: бескрайние потоки такой информации могут стать для кого-то самым настоящим рычагом политического давления. Быть может, мы просто пешки на мировой шахматной доске. Люди готовы отдавать многое из-за страха за свою жизнь. И, видимо, даже право на частное, личное. Мы сами разрешаем знать, что у нас в сумках, карманах, головах и жизнях. Мы свято верим, что каждый будет защищен и нам не будет страшно. Однако страшно не меньше. И в итоге не каждому хорошо, а всем одинаково плохо.
Джордж Оруэлл в своем романе «1984» описывал будущее, которого боялся. Эти картины мрачны и вовсе не привлекают своей однообразностью, властью единого разума. Но, к великому сожалению, мы можем сказать, что такое будущее уже сегодня отчасти окружает нас. Оно заключено в довольно яркую картинку, безобидную с первого взгляда. Мы понимаем, что с течением времени и обстоятельств мы пришли, к чему пришли. Но кто виноват? Стоит ли во всем неистово винить власть и высшие силы? Я так не думаю, ведь от антиутопии «1984» нас отделяет эта палка насилия и принуждения. Все потому, что нашему миру не нужна тирания. Мы с пребольшим удовольствием не просто сидим на крючке, а просим все более новые и крутые модели.

Герой романа Оруэлла сначала бежал от общего строя, постоянной слежки, но в конечном итоге согласился с этим и остался. Да, не сам, но случилось, что случилось. Так ли все плохо и в наше время? Я не буду сама себе верить, утверждая, что нет счастья человеку, который хочет быть услышанным, найти себя, устроиться на работу мечты. Антиутопические картины будущего лишают человека даже возможной мысли об этом. В антиутопиях прослеживается единая мысль, пугающая авторов: это несвобода духа, гнёт и принуждение, нечто тотальное и всепоглощающее. Есть в нашем мире и то, что ведет за собой людей, что-то стихийное. Оно для каждого свое, а в целом образует однообразную массу. Коммуникации, смартфоны, девайсы — все это, конечно, со временем становится все более небезопасным. Однако только человек может делать выбор: быть заложником сетевых нитей или оставаться в стороне.

Так много ли «анти» в сегодняшней «утопии»? Власть задает общий ритм оркестру жизни населения и является источником добра или зла, насилия или поощрения. За ней всегда остается последнее слово. Наше завтра будет хорошим в том случае, если сегодня у власти будут достойные лидеры.

Чем больше я размышляю на тему будущего, тем больше вопросов возникает. Что будет дальше? Инь не бывает без янь, как чистого неба без грозы, как света без тьмы. Но чего будет больше? Что нас ждёт: сияющий свет или всепоглощающая тьма? Хочется верить, что каждый человек будет точно знать сложности мира антиутопии, понимать их суть. Ведь только так он сможет ощутить всю сладость утопии, которая будет багровым закатом пылать вдалеке. Мне думается теперь, что это картина нашего времени. Разве мы не стремимся к благам утопии, понимая, как плохо терпеть тягость антиутопии?

Сказочный мир без проблем и забот, боли и грусти невозможен, пока в жилах людей течет кровь, а не вода. Ведь пока кипящая человечность порождает бредовые идеи, заставляет отчаиваться, рисковать, человек живет и чувствует. Никто не сможет ощутить радость подъема, хорошенько не шмякнувшись перед этим. Ты не захочешь даже встать с кровати, если будешь уверен в том, что куда бы ты ни пошёл, тебя не найдут сложности и испытания. Все радостно и радужно, замечательно и замечтательно, сладко и гладко, хоть убейся. Вот она ̶ человечность, не дающая жить однобоко.

Та неровность, неидеальность, шероховатость во мне, в нем и в тебе, что не даст жить в мире, где все только хорошо или все только плохо.
Иллюстрации и верстка: Елизавета Васюра