Ярослава алпатьева
Отклик на стихотворение
Анастасии Кондратьевой
«Вираж»
Косой ливень, тяжесть свинцового неба и свист ветра — в такие моменты на улице неуютно и сыро, точно в старой темнице. Продолжим аналогию с тюрьмой: как и из заточения, возникает желание сбежать от дождя в тёплое и светлое место — но оно остаётся всего лишь желанием, ведь идти просто некуда.

Именно таким настроем встречают читателя первые строки. Стремление избавиться от сковывающих нашу повседневность рамок — и безысходность, о которую те разбиваются в прах. Мечты, надежды, попытки разнообразить рутину — всего лишь способ отвлечься от этих негативных мыслей, «плацебо» — пустышка, не привносящая никаких реальных изменений, ведь люди по-прежнему заперты.
Движемся медленно, тихо, покорно,
Ровно по курсу и всё по часам...
Ищем в привычной рутине простор, но
Заперты мы, и не выбраться нам.
Человек смиренно следует вслед за серой массой, подчиняясь предписанным нормам. Он испытывает желание отказаться от сковавших его рамок, однако не находит сил и возможности сделать это. Прослеживается мысль, что ограничения и необходимость следовать за остальными — то, что мешает человеку быть собой, лишает свободы. Не могу согласиться с этим, ведь ограничения нередко являются необходимыми мерами для того, чтобы общество могло стабильно существовать, — а без него никакая самореализация не возможна в принципе.

В процессе чтения перед глазами возникают чёткие и яркие образы: серость мокрых улиц, порочный город, согревающие «мечты о свете». Автору удаётся передать атмосферу и заставить читателя сопереживать лирическому герою, а с помощью повтора последней строчки раскрывается его отношение к жизни.

«Правда ли то, что внушали нам с детства?» — задаётся тот вопросом, спрашивая себя и обращаясь к опыту предыдущих поколений. Действительно, многие ограничения люди накладывают на себя сами — и сами же способны их разрушить.

Далее идёт неожиданно резкий переход от сомнений в том, во что человек верил на протяжении долгого времени, к твёрдому убеждению, что жизнь — это не оковы, которые следует скинуть. Данный вывод звучит странно, ведь лирический герой совсем не считал саму жизнь чем-то обременяющим. Оканчивается стихотворение призывом жить полной жизнью, быть смелыми и рисковать: «Гни свою линию, сделай вираж».

В тексте отчётливо видно противопоставление отдельного человека — мечтающего о свете, желающего свободы — толпе. Мне понравилось это стихотворение, но я считаю, что автор слишком категоричен и резок в своих оценках общества, ведь толпа состоит из таких же мечтающих о чём-то людей, и каждый является её частью.

Наталья калдаева
Отклик на стихотворение «Вираж»


Ритм современности сбивает с ног, создает новые идеалы и принципы. Что с нами будет? К чему ведут эти «реформы» общественной жизни и взаимоотношений? Мы не в силах предугадать исход событий… Стоит только оглянуться вокруг — становится страшно, очень страшно жить. «Сплетни, интриги, вранья океан» ежедневно пронзают нас, словно мы участники турнира по фехтованию.
Наш мир погряз во лжи, зависти и цинизме. Все, что мы слышим: «Заперты мы, и не выбраться нам», — и продолжаем следовать по жизненному пути, примирившись с дискомфортом и верховенством мнения общества. Неужели и впрямь мы обречены на вечное подчинение общественным «законам»? На постоянный страх сменить траекторию маршрута, чтобы увернуться от шпаги?
«Нет — слышите? — Нет, совсем нет!» — Анастасия Кондратьева кричит всем нам, побуждая оставить все предрассудки и окунуться в эту жизнь с головой. Её стихотворение «Вираж» становится своеобразной точкой отсчета, перед глазами возникают картины современности во всех красках, что только можно представить, а в голове звучит её призыв к настоящей, новой жизни, жизни счастливого человека.

Автор изначально будто окунает нас в самый очаг современного общества, а повтор строки «Заперты мы, и не выбраться нам» вызывает ощущение беспомощности и безвыходности.


Движемся медленно, тихо, покорно
Ровно по курсу и всё по часам…

Вот то, от чего нужно бежать, — наш противник с очень острой шпагой — рутина. Анастасия с каждой строчкой все шире и шире раздвигает рамки нашего воображения, образы выстраиваются у нас в голове, и вот мы уже будто движемся по улице, взирая на серые дома, угрюмые лица людей, лишенные искренности и стремления к чему-либо. Мы проходим через огромные арки каменных зданий, слышим разговоры окружающих, лестные и совершенно безликие, штампованные. Все люди как один, толпа — отражение каждого, кроме тебя самого. Ноги несут нас все дальше и дальше, вглубь шумов и неизвестных голосов.

В голове слышится голос, такой же незнакомый, но совсем другой, выбивающийся из толпы, что это? Медленно увеличивается громкость, теперь возможно разобрать каждое слово. Да, это он, тот самый позыв, побуждение, это Анастасия Кондратьева тянет руку, чтобы вырвать нас из этого водоворота серых дней — и турнир начинается, только теперь мы уже точно знаем, как нанести удар противнику и уклониться от его острия.