Варвара котова

Визуальная сетература. Вебкомикс как разговор с собой и миром

Мир меняется. Мы живём не в том мире и не в том обществе, в котором жили даже наши родители, не то что авторы большинства рекомендуемых нам литературных произведений — мы сами уже не те люди, каких помнят взрослые вокруг нас, и не те, какие описаны в книгах.
~
Книга, впрочем, тоже уже не та.
~
Вебкомикс — это не жанр. Это род, если считать его не проявлением чего-то обособленного, но частью литературы. Это форма, если всё же не присоединять его к ней: форма искусства, форма высказывания.
Каждый ребёнок знает, что всё большее влияние на сферы нашей жизни оказывают медиа, а устами младенца, как говорится, глаголет истина. Если бы мы думали, что литература и текст, в частности, могут избежать этого, мы бы жестоко ошибались. Как и любые другие сферы, литература всё больше и больше расщепляется, в симбиозе с ними рождая под-литературы. Как и любые другие сферы, текст развивается, приобретая новые формы, видоизменяясь практически до неузнаваемости.

Одной из наиболее интересных симбиотических культурных форм я считаю вебкомикс — детище не только графики и текста, как комикс бумажный, но и информатики в лице среды, в которой он появляется, распространяется, по законам которой существует.
С точки зрения арт-коммьюнити, как я заметила, вебкомикс — наиболее ожидаемая форма творчества; своеобразная вершина мастерства, «настоящее дело». Если, рассматривая его как литературу, мы без сомнения отмечаем влияние современной культуры с её тенденцией к визуализации, то, подходя к вебкомиксу с другой стороны, мы видим проявления литературоцентричности нашей культуры. Искусство тяготело к литературности, сюжетности всегда — со средневековой живописи, через классицизм и к абстракции, оно выражало смыслы более сложные, чем желание эстетического наслаждения. Даже импрессионизм, казалось бы, ни для чего больше, кроме любования красотой момента, не предназначенный, всегда высказывал мысль. Должно быть, лишь сейчас, увидев пример всё больше проникающих друг в друга областей знания, искусство решилось на более значительный шаг, стерев из себя тяготение и к тексту, и к картинке, встав на равном расстоянии меж тем и другим.
Приобретя форму в эпоху существования информационного общества, вебкомикс не мог избежать влияния сети. Как раньше журнальные цензоры и законы о печати диктовали героев и сюжеты, так сейчас, в «свободном пространстве», ограничения платформ диктуют (прошу простить меня за ненамеренный каламбур) формы.
В зависимости от портала, его аудитории, а, соответственно, и устройств, для которых он сделан, меняются форматы страниц: для платформ, ориентированных на не выпускающую мобильные из рук молодёжь, хороши страницы в виде длинной ленты — их удобно прокручивать, а для привыкших к персональным компьютерам более старшего поколения — в виде одной ориентированной горизонтально картинки-фрейма.

В зависимости от норм публикации — в отличие от бумажных вариантов, не глава за раз, но одна страница — меняются темпы повествования. Если ранее комиксисты могли позволить себе на несколько страниц сбавить темп и отпустить внимание читателя, чтобы в той же главе, дав отдохнуть, захватить его снова, то сейчас у них нет такой возможности — чуть остановишься, читатели забудут, кто главный герой и что с ним вообще происходит. Это не значит вечный бешеный темп: достаточно ровного. Например, девушка под ником Tovi, создательница вебкомикса Applesause, все зарисовки, из которых он состоит, выдержала в лёгком, метафорично-философском стиле.
Так же, как героиня её не хочет потеряться, потеряться не хотят и её коллеги. Поэтому, не беря пример с будто одной рукой нарисованных комиксов Marvel, DC или русских Bubble, все они делают что-то своё, что-то особенное.
Конечно, они ориентируются на читателей; но мало кто из них —профессиональный автор, и много кто принимает во внимание описанные мной ограничения не осознанно, а просто подстраиваясь под выбранную для выкладки платформу. Что они делают, полностью осознавая, как и зачем —так это абсолютно индивидуальную историю. Из-за распространённости вебкомикса как продукта было бы невозможно не пропасть хоть сколько-нибудь похожим друг на друга проектам. По счастью, вебкомикс как акт творчества —вещь настолько личная и индивидуальная, что двух идентичных, как и двух идентичных людей, найти практически невозможно.
Изобразительное искусство — это прежде всего способ высказаться, способ натолкнуть на мысль увидевшего его.
И вебкомикс, вышедший именно из этой среды, хоть и вобравший в себямного, очень много от литературы, прежде всего преследует эту цель, используя все доступные средства. Если соединение текста и картинки само по себе для литературы не ново —иллюстрированные издания многих классических произведений тому в пример, —то нова равнозначность компонентов. И каждый художник и писатель —каждый комиксист —говорит о том, что ему важно, в той манере, которую видит наиболее для этого подходящей. Для развития идеи важны и визуальная, и текстовая составляющие:они взаимосвязаны. Не только история влияет на картинку, но и картинка влияет на историю —она может передавать настроение и атмосферу лучше любых описаний, раскрывать персонажей или даже двигать сюжет. И, как и манера письма, манера рисунка у каждого своя, и тем более своё представление о том, как подчинить её идее, трансформировать под её нужды, совместить со словом. Дай ту же идею в руки кому-то другому —и получишь что-то совсем иное, непохожее: по-другому выглядящее, по-другому развивающееся, по-другому рассказывающее, уходя в другие смыслы и давая другие подробности.
Например, со временем, с обострением дискурса о толерантности, становится всё популярнее фантастическая идея о мире, кроме людей наполненном другими существами. Эту идею очень по-разному реализуют Taylor C. и Майя Керн, авторы комиксов Monsterkind и Monsterpop. И то, и другое —это истории о столкновении миров, о нетерпимости и о сосуществовании. Но детали, которые авторы добавляют в эту идею, и приёмы, при помощи которых они её развивают,проходят меж ними, как водораздел.
В итоге первый комикс — это история о человеке, пытающемся ужиться в мире, о котором он ничего не знает, более того, о котором ему мешают узнать;
второй же — пастельно-мягкая школьная история о любви и дружбе, развивающимся, несмотря на кардинальные различия меж людьми.
Monsterkind — тяжеловатая, психологичная вещь; Monsterpop же — более лёгкая. То, что в первом случае закрутится в интригу, полную старой боли, недомолвок и злого умысла (здесь даже есть полностью негативные персонажи!) во втором будет легко обойдено героями или окажется преувеличением, бурей в стакане, через несколько глав.
Кто-то мог бы сказать, что в этих различиях нет ничего особенного, и я согласилась бы. Бумажные комиксы тоже способны на вариативность — внутри издательства многие проекты бывают столь похожи, что могли бы увидеть друг друга в зеркале, но сами издательства во многом отличаются друг от друга. Да, я согласилась бы; но добавила также, что у веб-пространства есть и то, чего нет у пространства реального: свобода. Благодаря тому, что большинство вебкомиксов распространяются бесплатно, они в гораздо меньшей степени являются продуктом, чем бумажные комиксы — именно это делает возможность вариативности куда большей, чем была возможна ранее. Читающее и создающее вебкомиксы сообщество бесконечно пробует новое и представляет старое в новом свете — тем не менее, нельзя говорить об однородности. Если и есть у них что-то, что объединяет всех и каждого, так это то, что все они живут по законам сети. Как создание сети, вебкомикс медиен; огромную роль в его жизни, как и в жизни любого родившегося в интернете проекта, играют читатели. Многие авторы (например, Александра «Альфина» Голубева, в своём «Маревом мире» также каждый раз выбирающая самый остроумный комментарий к выложенному выпуску) устраивают интерактивы, участники которых пытаются угадать, что будет дальше или кто же такой впервые показанный герой. Многие активно участвуют в жизни своего сообщества: принимают на роли героев второго и третьего плана персонажей, придуманных аудиторией, сводят нравящиеся ей пары и делают мемы наравне с ней.
Самым важным в вебкомиксе я считаю именно это: гибкость, способность войти в любую реку, объединиться с чем угодно в пределах интернета для достижения поставленных целей.
Веб-формат оставляет много возможностей для объединения не только автора с аудиторией, но и картинки и текста с другими сферами культуры. Вышеупомянутая Альфина, например, работает в тандеме с композитором: каждую главу «Маревого мира» сопровождает записанная специально для неё композиция. Том Сидде́лл, автор «Двора Ганнеркригг», главы представляет сначала в традиционном виде, а потом в видеоформате. Это то, что даёт вебкомиксу его веб-составляющая: авторы бумажных изданий, может быть, и смогли бы поддержать контакт с аудиторией настолько тесный, чтобы иногда выдавать шутки или один раз ввести, выбрав с помощью конкурса, созданного читателями персонажа — но на непрерывное взаимодействие они не способны, равно как и не имеют возможности на кооперацию с другими видами искусства.

Между тем эта способность сочетается с невиданной раньше искренностью: из-за такой распространённости вебкомикса как вида искусства добиться восхищающей меня разнообразности зачастую можно, лишь заговаривая о действительно волнующих, близких сердцу вещах.
~
Итак, вебкомикс — в некоторых случаях парадоксальная, как любое мнение и высказывание, волнующая и несущая новое вещь. Нельзя выделить общие для всех вебкомиксов темы и общие жанры, как нельзя сделать то же для литературы или для живописи. Можно лишь сказать, что вебкомикс — новый, а потому отлично подходящий новому времени способ высказывания. А значит, вебкомикс — это новое искусство.
~
Верстка: Воробьева Снежана