Колчина анастасия
Почему он опустил руки?
«И сказал змей жене: нет, не умрете, но знает Бог,

что в день, в который вы вкусите их, станете, как боги,

знающие добро и зло»


Священное писание, Бытие, 3 глава

Почему он опустил руки… Смотрю на картину бельгийского сюрреалиста Рене Магритта и не вижу в ней ничего от Сына человеческого. На полотне он статичен, в его фигуре нет и намека на движение; не такой современный род человеческий: люди бегут, хотят занять место под солнцем, стремятся все успеть, иногда нелегально используют маховик времени. Кто-то скажет, что наш художник изобразил аллегорию на Адама, легендарного первого человека, но и того Бог «поселил в саду Едемском, чтобы возделывать его и хранить его». Как выяснилось, наш Сын человеческий — существо непонятной природы, но, если он все-таки принадлежит к homo sapiens, возникает вопрос: почему он опустил руки?
https://ru.wikipedia.org/wiki/Сын_человеческий_(картина)
«Сын человеческий» Рене Магритт
Это действительно интересно: лицо «Адама» загораживает яблоко, почему бы не сорвать его, выбросить, пнуть ногой или положить в карман? Но это же запретный плод: «Ты, яблоко, губительное Евы!». Согласно логике Нового завета «если глаз твой искушает тебя, вырви его». Сын человеческий должен зарубить этот соблазн на корню, однако вместо этого он сверлит яблоко глазами. Человек увидит в нем давно забытый соблазн и не захочет иметь с ним дела. Может быть, он думает, что рано или поздно фрукт упадет на землю или им пожелает полакомиться кто-нибудь другой. А вдруг вместо этого Сын человеческий беспомощно восклицает внутри себя: «Пусть оно преследует меня по пятам до конца моих дней!»?
Можем предположить немного другой ход развития событий. Что если наш плод совсем не запретный? Допустим, герой должен прислушаться к змею, который говорит: «… и будете, как боги, знающие добро и зло». Хорошо, тогда Сын человеческий пусть поступит по примеру Адама и Евы, прислушается к незнакомцу из «Яблока» Г. Уэллса, возьмет сочное и сладкое зеленое яблочко, откусит его и …станет Богом. Абсолютное познание ему обеспечено. Великие истины наполнят его разум, и наш Адам посмотрит на мир другими глазами. Возможно, именно ему, съевшему яблоко, судьбой предназначено стать сверхчеловеком. Но Сын человеческий и Богом стать боится, Им быть трудно. Он считает себя недостойным такой привилегии... «Я, человек в котелке и черном костюме — Бог?».

Яблоко
Г. Уэллс
Следуя другим предположениям, вдруг наш плод сродни Ньютоновскому? Кто сказал, что ему необходимо падать именно на голову и причинять такие неудобства? Тем более, что наше яблоко гуманнее, дает человеку время на раздумья, терпеливо ждет своей участи. Тогда у Сына человеческого есть возможность получить идею, бросить вызов, проявить себя и принести в мир новый закон, по которому живет наша Вселенная, который изменит человечество к лучшему сегодня и прямо сейчас. Но наш Сын человеческий снова говорит: «Разве мне быть новым Ньютоном?» Даже такая возможность ему не приглянулась.
А что если бы… Хотя некоторые и не терпят условного наклонения, позволю себе немного пофантазировать и представить: что бы случилось, если бы Сын человеческий определился с любой из альтернативных концовок? Обычные посетители музея или пользователи интернета увидели бы лицо нашего Адама, а искусствоведы смогли бы предложить новые идеи для интерпретации сюрреалистического полотна, и так имеющего множество трактовок.
Кто знает, какой человек скрывался за яблоком? Вдруг Сын человеческий рыжий, да еще и с веснушками, а может, у него красивые темные глаза и шикарная белоснежная улыбка? Люди узнали бы, печален он или весел, задумчив или беззаботен, молод или стар. Если Сын человеческий выберет первый путь, избавит себя от мук искушения, преодолеет соблазн и выйдет победителем, нашему вниманию представятся глаза освобожденного, полные облегчения, или взгляд с ноткой гордости и самоутверждения.
При второй концовке мы увидим свет, исходящий от лика Сына человеческого, как от Моисея, спустившегося с горы Синай после общения со Всевышним. На его лице будет серьезная и в то же время спокойная тень, мы встретимся практически с касталийским мудрецом, посетившим светский мир в фельетонною эпоху. Или же мы не сможем смотреть на него и падем перед ним ниц. Ведь, кто знает, вдруг теперь он Бог? Или Человекобог?

В случае с Ньютоновским яблоком мы могли бы заметить яркую улыбку нашего Адама, радостные черты и светящиеся глаза человека, который смог претворить свою идею в жизнь и хотя бы немного изменить мировоззрение людей.
Не ясно, впрочем, почему Сын человеческий просто не закрыл глаза. Если мы внимательнее присмотримся к полотну, то заметим, что яблоко все же не настолько большое, чтобы заслонить лицо нашего Адама полностью. Когда детям страшно, они первым делом зажмуривают глаза, да и взрослые не могут долго смотреть на неприятные и пугающие вещи. Либо Человек настолько ленив, что не в силах закрыть глаза и не глядеть на это злосчастное яблоко (мало ли?), либо фрукт стал для него настолько безразличен…
А тем временем на картине позади Сына человеческого хмурое, темное небо и стена из громадных серых кирпичей. Мрачная картина. У него нет возможности развернуться и убежать со всех ног от настигающего его яблока. Но у Сына человеческого есть одна попытка, пан или пропал, попасть в яблочко или остаться ни с чем. Выбор: поднять руку и взять яблоко или терпеть этот свисающий плод у своего носа. «Адам» предпочитает статичную позу, не предпринимает никаких действий. Каков садовник, таково и яблоко… Он был наделен необъятной свободой, «Адам» мог придать плоду ту силу, которая была бы ему необходима, даже желание загадывать не нужно. В крайнем случае Сын мог просто закрыть глаза или прикрыть лицо ладонями. Человек выбрал смотреть на яблоко в упор, лицезреть своего кумира. Наш «Адам» опустил руки, Сын человеческий остался неподвижен (если мы все еще причисляем его к homo sapiens). Он слился со своим черным костюмом и остался на полотне.
Рене Магритт уже писал огромное яблоко на полотне «Слушающая комната», так что ему бы это не составило никакого труда. Яблоко означает намного больше, чем Сын человеческий. Плод занимает всю комнату, кажется, что стены сейчас лопнут. Яблоко может слушать. А если придать ему те силы, о которых мы рассуждали ранее…
«Слушающая комната» Рене Магритт
И толпу сюрреалист уже писал («Голконда»): человечки, очень похожие на нашего Адама, в тех же черных костюмчиках и котелках, находящиеся (а точнее, летящие) в такой же позе. Одинаковые, как капли дождя, такие же невзрачные, как небо на картине…
«Голконда» Рене Магритт
Было бы намного яснее, «что хотел сказать автор», если бы полотно было таким: толпа и яблоки. Все поддались его влиянию. Давлению яблока, у которого нет ни свободы, ни интеллекта, ни физического превосходства. Зато у него есть власть. Дети Адама слились в черную массу и неподвижно глядят на фрукты. Посмотрите на их руки.
Легче ничего не предпринимать, чем сделать главный шаг в своей жизни — съесть яблоко. Таков ли род человеческий? Наверное, да. Home sapiens — толпа в черных костюмчиках, и Сын человеческий один из них. Возможно, не все из них опустили руки, но у каждого есть свои яблоки. Это объясняет, почему в истории человечества так мало Ньютонов, Человекобогов и так далее…
Картина — люди и яблоки. Довольно просто. А ты вот сиди, гадай, что за яблоко и почему Сын человеческий опустил руки?

Вёрстка: Софья Устымчук