Ксения Коротенко
Урок танца

Критический отклик на авторскую колонку Юлии Шориной «Вальс длиною в жизнь».

В октябре литераторы «Сириуса» удивительно много писали о своих бабушках. Удивительно — потому что от участников журналистской образовательной программы ожидаешь размышлений на злобу дня. А истории пожилых — это ведь увлечение вчерашним!

Я вижу только одно возможное объяснение. Подросткам с диктофонами в руках и активной жизненной позицией чужда пустая погоня за новым — пресловутая журналистская «злоба». Вдумываясь в опыт близких и погружаясь во «вчерашнее», мы ищем опору. Не злобу, а вечное добро. Или хотя бы добро дня. Добро дня сегодняшнего.

Проникновенный текст Юлии Шориной точно передает ощущения от разговора с мудрой бабушкой. Такие бабушки знают, чтó на свете действительно важно, их окружает чайный аромат, а в их глазах — нежность. Юлия дарит читателю неторопливый рассказ, предназначенный когда-то ей самой, любимой внучке. В курсивном — почти рукописном — послании из прошлого увековечен сложный путь человека. Форма минималистична: сильное содержание не требует излишеств. Мелодичный, гибкий синтаксис будит эмоции.

Метафора танца кажется идеальной для того, чтобы описать гармоничную жизнь: годы труда во имя легкости отточенных движений, баланс во всем… И не зря героиня текста предпочитает шумным пляскам своей молодости вальс — элегантно простой, бессмертный. Блеск модных поветрий не спасает от невзгод и уходит в прошлое. Вечно лишь умение жить, которое — скорее, чем любую шкатулку с украшениями! — стоит передать дочери и внучке. И вот для Юлии детский «всего лишь танец» превращается в важный символ. Она перенимает движения.

«Танец жизни» — вне контекста это словосочетание звучит плоско, но как точнее описать искусство бытия? Все па в бабушкиной судьбе искренни и красивы: она делает шаг вперед, порывая с детством, еще шаг — прощаясь ради близких и с молодостью, поворот — делясь своим опытом. И все это непринужденно, как и подобает мастеру. Череда самоотверженных расставаний, духовные подвиги воспринимаются как нечто естественное. Разве можно жить по-другому?

Проблемы и сомнения — «злоба дня» героини. А в вальсе она находит для себя добро.

Но неужели годы могут отнять у бабушки ее танец? Нет, ходьба — это еще не все. Пока человек дарит окружающим свою мудрость, его жизнь — прекрасные па. Героиня не отрекается от танца, а лишь с радостью уступает внучке середину сияющего золотым паркетом бального зала. Конечно, дни старушки не полны судьбоносных новостей, взлетов и падений, как раньше. Потеря близких замедляет течение жизни. Но вальс — не бег вперед, а существование в гармонии со вселенной. Этого у бабушки не отнять. Даже когда музыкальный пульс еле слышен, танец не заканчивается. В этом его смысл.

Юлия смогла вальсировать с первой попытки, хотя и не без ошибок. Как смело говорить, что каждый способен на такие движения! Чтобы кружиться в такт, надо научиться жертвовать собой, великодушно прощать, чувствовать шаги других и ценить этот мир. И вовремя отказываться от беспечной «Нареченьки». Не всякая жизнь — вальс. Моя, поспешная и небрежная, точно нет.

Но, послушав душевный бабушкин рассказ, я хочу начать учиться танцу прямо сейчас. Опыт удивительной героини текста становится добром моего сегодня.