дарья мицюк
Отклик на стихотворение
«О юной зиме»
Злая старуха, неприятная ворчунья, седая надоедливая бабушка — как только не называли классики зиму! Она и «ведьма злая», и хозяйка «холодов седых», и просто «лютая» ... Неужели ей никогда не стать кем-то другим? Вечно оставаться сиротой, не нашедшей дома в этом мире?

Ксения Тогусова с этим не согласна. Зима — время юности не меньше, чем весна. Только она другая: без признаний в любви и цветов в вазе. Зима живёт в уютной кухоньке небольшой квартиры. Скатерть, пропитанная «молоком из крынки снежной», колосья-ресницы — чем вам не домашний натюрморт, от которого веет особой теплотой? А «шёлк серебряный» и «нитки лазурные» придают стихотворению образность, позволяющую увидеть зиму другой: да, она грустна, нелюдима — но кто сказал, что ей нельзя быть живой и любимой? Пушкин сделал её «волшебницей», но она так и осталась «матушкой» взрослой и самостоятельной. Здесь же с ней спокойно говорит юная лирическая героиня, предлагающая причесать «спутанные локоны берёзки». Даже заголовок — «О юной зиме» — намекает на некую близость между ними, невозможную для той зимы, что «недаром злится».

Юная зима даже расплакалась. «Золотистые ресницы пообветрены» — яркая метафора, за которой видна не только грустная красавица, но и застывшие на морозе слёзы. Героиня не позволяет зиме продолжать расстраиваться: как добрая подруга, она успокаивает её. «Подожди» — всё будет хорошо! Солнце свечою осветит её улыбку. Молоко осталось — пустяк. Не стоит переживаний. В «слюдяном оконце» она увидит «мило лико» — и тогда будет видно, что зима тоже умеет чувствовать и быть радостной.

«Бело лыко» органично дополняет образ юной героини: устаревшие слова показывают взрослую зиму, не постаревшую в душе. «Лазоревый платочек» неба она аккуратно наденет на голову и осветит землю своим счастьем. «Мороз и солнце», думаю, появляются именно так.

А ветер тоже молод! Стихи Ксении так и дышат свежестью, светлым настоящим молодости. И эта парочка не ворчит на весну, а проживает моменты расцвета, но в своём понимании: с «шёлком серебряным» и «нитками лазурными».

Лирическая героиня неоднократно обращается к зиме, постоянно сравнивая её с сиротой. Неужели она настолько одинока? «Нет!» — кричат строки. Благодаря метафорам и олицетворениям в стихотворении Ксении, с помощью которых создаётся образ привычного времени года с не виденными нами ранее качествами, я буду по-другому воспринимать зиму. Пытаться помогать ей плести косы и наслаждаться вкусом молочного неба. Давайте позволим зиме быть юной, прекрасной, нежной!